Проект раздора: как архитектору защитить свою интеллектуальную собственность от застройщика

Проект раздора: как архитектору защитить свою интеллектуальную собственность от застройщика

В России закон стоит на стороне архитектора и защищает его права. Но в силу ли нашей особой ментальности, в силу ли незнания законов или пренебрежения к ним, авторские права архитекторов в России сплошь и рядом нарушаются. Поэтому очень важно уже в самом начале своего творческого пути разобраться в том, что такое авторское право, как извлекать из него выгоду и как его защитить. В соответствии со статьей 1225 ГК РФ интеллектуальной собственностью являются произведения искусства, к которым статья 1259 этого кодекса относит «произведения архитектуры, градостроительства и садово-паркового искусства, в том числе в виде проектов, чертежей, изображений и макетов».

Закон «Об архитектурной деятельности в РФ» под архитектурным проектом признает только ту часть строительной документации, которая содержит архитектурные решения, только эта часть и будет охраняться авторским правом: внешний и внутренний облик объекта, его пространственную, планировочную и функциональную организацию. Интеллектуальные права у архитектора возникают после воплощения его творческих идей в какой-либо объективной (материальной) форме:

►чертежи, изображения и макеты, отвечающие признакам творческой деятельности; ► готовые произведения архитектуры, в том числе жилые и нежилые здания, памятники, постаменты и т.д.; ► проекты индивидуальной или массовой застройки, уникальные проекты перепланировки или реконструкции.

По российскому и международному законодательству архитектор обладает двумя категориями прав:

  • ► личными неимущественными; ► исключительными (имущественными).
  • Личные неимущественные авторские права на архитектурный проект (эти права бессрочны и неотчуждаемы):
  • • право авторства; • право автора на имя;
  • • право на неприкосновенность произведения.

Это значит, что архитектор имеет право использовать или разрешать другим лицам использовать свой проект/здание под своим настоящим именем, псевдонимом или анонимно. Он всегда будет признаваться автором, вне зависимости от любых обстоятельств.

Имущественные / исключительные права архитектора заключаются в следующем:

► возможности использовать свое произведением любым способом, не запрещенным законом; ► возможности разрешать или запрещать использовать свое произведение другим людям как с целью получения прибыли, так и без таковой. Закон (ст. 1270 ГК РФ) определяет следующие способы использования архитектурного проекта (макета, чертежа и т.п.):

► Практическая реализация проекта, то есть строительство здания или иного объекта архитектуры;

► Воспроизведение произведения — изготовление чертежей по макету или эскизу или, наоборот, макета по чертежам и т.п., фотографирование, сканирование или копирование произведения, скачивание на электронный носитель, если чертеж или макет сделан в цифровом виде; ► Передача проекта или его копий другим лицам (дарение, продажа и т.п.); ► Публичная демонстрация и доведение произведения до всеобщего сведения (например, публикация на открытом электронном ресурсе); ► Переработка. Никто не вправе вносить какие бы то ни было изменения в проект, макет или эскиз без разрешения архитектора. (Речь не идет о всей проектной документации на строительство объекта, а только о конкретной ее части, которая описывает творческий замысел автора.).

Как защитить свои авторские права

Авторские права — это не что-то эфемерное, а хороший капитал, даже если вы его не видите. Их надо знать и уметь охранять.

Самое важное, что вы можете и должны сделать при выполнении любой работы, это заключить с заказчиком договор. Договор – это то, что защищает результат вашей творческой деятельности при передаче его конкретному лицу.

Если в вашем договоре ничего не сказано про передачу прав, то по умолчанию все права на произведение остаются у вас.

На практике дела обстоят таким образом, что большинство заказчиков ничего не знают ни о каких авторских правах архитектора и полагают, что если они заплатили за проект, то все права теперь принадлежат им, что они могут делать с проектом всё, что им вздумается.

И даже если заказчик признаёт авторские права на проект за архитектором, то все права на уже построенное по этому проекту здание заказчик считает своими.

В этом ситуация в России принципиально отличается от ситуации в развитых странах Европы, где авторские права архитектора распространяются и на проект, и на построенное здание, и где без разрешения архитектора любые изменения этого здания в будущем недопустимы.

Очень надеюсь, что и в России когда-нибудь появится подобная культура. Но пока её нет, для того, чтобы защитить свои авторские права и избежать конфликтов с заказчиками и судебных разбирательств, я рекомендую прописать в договоре пункты с необходимыми вам авторскими правами. Лично я включаю в свои договоры следующие пункты:

► После выполнения работ по разработке архитектурного раздела проекта все материалы проекта (чертежи и изображения) являются интеллектуальной собственностью Подрядчика в соответствии с авторским правом архитектора, согласно Гражданскому кодексу РФ, и они могут быть использованы Подрядчиком любым образом, не противоречащим законодательству РФ.

► Передача Заказчику экземпляра архитектурного раздела проекта не влечет за собой автоматического перехода к нему авторских прав на этот проект. ► Заказчик имеет право на реализацию данного проекта только в единственном числе. Передача этого права третьим лицам запрещена. ► Заказчик не имеет права размещать материалы проекта (чертежи и изображения) на открытых интернет-ресурсах.

► Подрядчик (архитектор) имеет право на осуществление авторского надзора за реализацией своего проекта. Он имеет право выполнять фото- и видеосъёмку реализуемого проекта и размещать эти материалы на открытых интернет-ресурсах.

► После реализации проекта (постройки дома) любые фотографии и видеосъёмка дома, размещаемые заказчиком или третьими лицами на открытых интернет-ресурсах, должны сопровождаться указанием авторства проекта.

Можно включить в договор и другие пункты, например, возможность заказчика отступать от проекта, вносить в него изменения и др. Но для начального уровня, я думаю, будет с лихвой достаточно и этих пунктов.

Существует ещё один вариант защитить свои авторские права: депонирование своего проекта. Этот способ позволяет создать временный приоритет права на объекты интеллектуальной собственности.

С помощью депонирования вы фиксируете дату и время наличия у себя своего произведения.

Если делать это до обнародования или передачи произведения заказчику, то вы обеспечите себя доказательством того, что были самым первым владельцем объекта, а это является подтверждением авторства.

Задепонировать свои проекты можно на специальных ресурсах в интернет. Эта услуга платная.

Стоит упомянуть и о ещё одном простом, но важном способе защиты своих авторских прав – подписи своих работ (визуализаций, фотографий построенных домов, эскизов и пр.), которые вы размещаете у себя на сайте, в соц.

сетях и вообще где угодно в итернет. Это может быть просто имя вашего сайта, или логотоп.

Такой способ позволит защититься от воровства ваших работ и использования под чужим именем, сохранит их уникальность (что является также важным и для поискового продвижения вашего сайта).

Проект раздора: как архитектору защитить свою интеллектуальную собственность от застройщика Проект раздора: как архитектору защитить свою интеллектуальную собственность от застройщика

Три бесплатных шага по защите интеллектуальной собственности | Rusbase

Пожалуй, самая устойчивая ассоциация у российских предпринимателей с определением «интеллектуальная собственность» – это «сложно, долго, дорого».

Подготовка патентной заявки – недели, а то и месяцы с учетом качественной проработки всех аспектов, почти $1,5 тыс. уйдет только на официальные пошлины при ее подаче по международной процедуре РСТ.

Затраты на этом не закончатся – потом последует оплатить еще множество пошлин и услуг поверенных на территории различных стран для получения национальных патентов. Согласитесь, что выглядит и правда «сложно, долго, дорого»?

С другой стороны, вряд ли вы захотите, чтобы вашу разработку использовал кто-то третий, да еще и зарабатывал на этом? Как, например, это произошло со всем известным Ждуном, права на образ которого запатентованы в Европе, но не в России.

Как следствие, компания-правообладатель образа вынуждена отстаивать свои права в России лишь с точки зрения нарушения авторского права на образ персонажа, и едва ли сможет претендовать на существенные компенсации от нелегальных импортеров и продавцов изделий с использованием персонажа.

А что, если вы узнаете, что первые шаги к формированию собственной стратегии защиты интеллектуальной собственности – условно-бесплатны? Издержки на них измеряются обычно временем самого предпринимателя.

Одновременно, именно эти шаги определяют успех всей дальнейшей работы, помогают разобраться, что вы хотите защитить и почему. До того как будут получены ответы на эти вопросы — бросаться в омут изготовления патентных заявок бессмысленно.

Шаг 1. Выбираем все самые ценные для компании нематериальные активы

Итак, что же мы хотим защитить? Обычно на ум сразу приходят мысли о необходимости наличия каких-то сверхуникальных разработок, на которые только и можно получить патент. К счастью, система защиты интеллектуальной собственности намного гибче и многообразнее. Помимо патента, существуют и другие формы правовой охраны, применимые для непатентоспособных объектов.

Не будучи профессиональным юристом, разобраться в этом не всегда просто. В качестве объекта защиты стоит выделять не то, что попадает в рамку сложившегося представления об «интеллектуальной собственности», а все те нематериальные активы, которые фактически приносят ценность вашему бизнесу.

Такими активами могут быть не только уникальные технические устройства, но и клиентские базы, способы ценообразования, программный код, технологические процессы, композиции химических веществ, раскрученное доменное имя и так далее.

Просто подумайте о тех нематериальных объектах, которые являются ключевыми для вашего бизнеса, с которыми вы не хотели бы расстаться и воспроизведения которых третьими лицами вы хотели бы избежать.

Что нужно сделать: запишите все те объекты, которые вы выделили, не пытаясь квалифицировать их качество и «патентоспособность». Возможно, их будет много или мало, на текущем этапе это не так важно, постарайтесь записать все, что вспомните.

Читайте также:  Позовна заява про зменшення розміру аліментів

Результат: вы только что выбрали потенциальные объекты правовой охраны. Скорее всего, после консультации с юристом перечень претерпит изменения, но ни один юрист не сможет ответить вам на вопрос о том, какие нематериальные активы действительно важны для вашего бизнеса.

Шаг 2. Формализуем бизнес-процессы: от возникновения до передачи объекта интеллектуальных прав

Попробуем разобраться в том, как выделенные на предыдущем шаге работы нематериальные объекты возникают и попадают к вам. Анализируя эти процессы, вам необходимо будет формализовать не только процесс фактической передачи интересующих вас объектов, но и договорные отношения, которые регламентируют такую передачу (если они есть).

Пример 1: если вы делаете SaaS-сервис, то у вашей компании есть сотрудники, которые создают программное обеспечение, являющееся основой вашего бизнеса (вероятно, на основе трудовых договоров).

Ваша компания владеет своим сервером или использует сервера хостинг-провайдера для обеспечения доступа к этому программному обеспечению посредством веб-сайта.

Для адресации к веб-сайту используется определенное доменное имя: уточните, оно зарегистрировано на физическое лицо или на компанию?

Пример 2: если вы производите детский конструктор, то вашей компанией разработаны требования к форме и размерам деталей, системе сопряжения между ними, рекомендуемым материалам исполнения. Возможно, все это разработано не вами, а подрядчиками – тогда необходимо уточнить, на основании каких договоров.

Конструктор имеет название, с высокой вероятностью у вас также есть сайт, на котором вы о нем рассказываете. Этот сайт, как и сами детали конструктора, кто-то делает – вы сами силами собственных сотрудников или ваши подрядчики.

Еще вы можете располагать сетью партнеров в регионах, которые занимаются продажей вашего конструктора, сведения об этих партнерах сведены в базе данных, формируемой вашими сотрудниками.

Что нужно сделать: нарисуйте простые схемы, показывающие, как возникают выделенные вами объекты, и как в итоге они переходят к вам. Отметьте на этих схемах все договоры, которые заключены между вашей компанией и внешними контрагентами, если они вовлечены в этот процесс, а также и те документы, которыми регламентирована деятельность ваших сотрудников.

Результат: вы описали процесс возникновения ранее выбранных вами потенциальных объектов правовой охраны. Теперь стало намного понятнее, как эти объекты создаются, кто имеет к ним доступ и на каких основаниях сами эти объекты и права на них передаются вашей компании (если передаются).

Шаг 3. Выстраиваем формально правильные взаимоотношения

На предыдущих шагах, вы выбрали те объекты, которые хотели бы защитить, узнали, как они возникают, а также – как ваша компания получает сами эти объекты и права на них. Теперь вам необходимо убедиться, что фактическая передача этих объектов сопровождается передачей прав на них вашей компании.

Для этого на схеме выше вы выписывали договоры, заключенные между компанией и теми, кто по вашему заказу или заданию создает определенные объекты. Там, где нет таких договоров или других документов, регламентирующих основания для перехода прав на интересующие вас объекты к вашей компании, – их необходимо заключить.

Разберем несколько типовых примеров:

  • Разработка программного обеспечения. При разработке программного продукта, права на него первоначально возникают у его автора – программиста. А переходят ли эти права к компании-работодателю или нет – зависит уже от того, как вы оформили трудовые взаимоотношения с разработчиком. Заключен ли трудовой договор, выдаются ли служебные задания, оформляются ли акты приема-передачи, документируются ли доработки, вносимые в программный код. В случае если таких документов нет – однажды вы рискуете узнать, что некоторые физические лица почти обоснованно считают себя правообладателями разработанного в вашей компании программного обеспечения.
  • Работа с фрилансерами – дизайнерами, копирайтерами, SMM-специалистами и так далее. Взаимоотношения редко оформляются договоров, обычная практика — перевод денег на карточку, WebMoney, неформализованные договоренности в почте. Все это приводит к тому, что вы получаете некую копию объекта авторских прав (объекта дизайна или текста), однако не получаете интеллектуальных прав на этот объект. Еще интереснее ситуация в том случае, если вы используете на своем сайте фотографии физических лиц – необходимо помнить, что эти физические лица должны дать вам разрешение на воспроизведение своего изображения.
  • Работа с внешними подрядчиками при разработке устройств или технически сложных систем: например, привлечение сторонней инжиниринговой компании для разработки компоновки устройства по вашему техническому заданию. Как заказчику, вам необходимо убедиться, что все права на полученные результаты интеллектуальной деятельности, а также и право на подачу заявки на выдачу патента в отношении разработанного устройства переданы вашей компании. Чтобы не «разматывать» цепочку дальше, в договоре также следует прописать, что ваш непосредственный подрядчик гарантирует отсутствие нарушений прав третьих лиц в готовом устройстве и урегулировал должным образом взаимоотношения со своими работниками и субподрядчиками. Тогда в случае появления претензий ответственность будет нести исполнитель, а не вы.

Безусловно, договорные взаимоотношения и схемы передачи прав на объекты интеллектуальных прав могут быть чрезвычайно сложными.

В таких случаях, выбор правильной формы договора (или договоров) в рамках структурирования взаимоотношений с контрагентом едва ли возможен без помощи юриста.

Однако и ему будет намного легче работать, имея понятное и полное описание ваших бизнес-взаимоотношений с партнерами.

Что нужно сделать: заполните пробелы в документальном оформлении тех бизнес-процессов, которые вы описывали на предыдущем шаге работы. Убедитесь, что вместе с самим объектом к вашей компании переходят и права на него.

  • Результат: вы оформили необходимые документы и обеспечили переход интеллектуальных прав на интересующие вас объекты к вашей компании.
  • Вывод: теперь, когда вы определили, что является самыми ценными нематериальными объектами в вашем бизнесе, проанализировали бизнес-процессы, приводящие к их появлению, и формализовали переход интеллектуальных прав на эти объекты к вам – можно, наконец-то, перейти к получению патентов.
  • Каких именно – и, вообще, патентов ли – лучше разбираться с участием профессионалов, которые помогут определить наилучшую форму правовой охраны и подготовить соответствующие документы.
  • Материалы по теме:
  • Правительство рассмотрит идею снижения налоговой нагрузки для самозанятых
  • Решил открыть корнер на фудкорте: на что обратить внимание
  • Хорошие и плохие способы использовать машинное обучение в предвыборной кампании
  • Как в Кении боролись за честные выборы с помощью технологий (но ничего не вышло)
  • Почему банки именно сейчас стали инвестировать в регтех? — Комментарий

Как защитить право компании на служебную интеллектуальную собственность

  • А есть ли у нашей компании интеллектуальная собственность?
  • У руководителей одной и той же организации ответ на этот вопрос может быть абсолютно противоположным и, что самое интересное, каждый из них вероятно окажется прав, поскольку наличие или отсутствие у компании объектов интеллектуальной собственности или, как их ещё сокращенно называют, ОИС напрямую зависит от оформления прав работодателя на результаты труда своих работников – служебные произведения.
  • При этом, несмотря на важность темы, после слова «произведения» внимание большинства обычно отключается, поскольку ассоциация возникает именно с произведениями литературы и искусства в их классическом понимании – стихотворениями, картинами и подобным, а создание этих объектов к современным компаниям, как правило, не имеет никакого отношения.
В действительности самыми распространенными и не защищенными работодателями являются такие ОИС:

  • компьютерные программы,
  • базы данных,
  • фотографии,
  • решения внешнего вида изделий.

             К последним относится обширный сектор ОИС, охватывающий дизайны:

  • упаковок и этикеток товаров,
  • рекламных макетов,
  • сайтов,
  • иконок приложений,
  • персонажей компьютерных и настольных игр,
  • персонажей рекламы и другого аудиовизуального контента,
  • предметов интерьера (как общую концепцию изделия, так и отдельные элементы фурнитуры),
  • всевозможных аксессуаров – от женских украшений до ёлочных игрушек.

        При чем защитить можно все названные ОИС, используемые как в нашем повседневном обиходе, так и в онлайн варианте.

Отсутствие обязательной, предусмотренной законом процедуры по регистрации данных объектов для возникновения у автора исключительных прав на них соотносится у работодателя с достаточностью указания в трудовом договоре с работником положения о том, что все права на результаты работ последнего переходят к работодателю. Так ли это, и чем мы рискуем, ограничиваясь такой единственной формулировкой?

  1. ***
  2. Во-первых, творческая составляющая всех ОИС предполагает не менее творческого автора, а такие люди зачастую не обращают внимание на суть трудовых отношений и очень чувствительно относятся к своим разработкам, считая, что при увольнении забрать их с собой – это дело обычное и само собой разумеющееся.
  3. Так, например, ООО «Амедико» предъявило иск к ООО «ТелеПат», учрежденному его бывшими работниками – соавторами спорной программы для ЭВМ (специализированного медицинского мессенджера), о защите исключительных прав на программу и взыскании компенсации 5 000 000 руб.
  4. Для защиты своих прав истец требовал признать действия ответчика по использованию программы нарушающими его исключительное право, обязать ответчика прекратить незаконное использование программы, а также заявил требования, касающееся администрирования доменного имени и регистрации товарного знака схожих с названием программы для ЭВМ.

При этом, права на спорную программу в период работы у истца были зарегистрированы соавторами в Роспатенте, а после учреждения своей компании — ответчика по делу, переданы последнему по договору отчуждения исключительных прав.

В судебном процессе истец указывал, что участники ответчика намеренно создавали новое юридическое лицо с целью осуществления конкуренции с истцом и использования созданных в период наличия трудовых отношений между истцом и участниками ответчика продуктов и технических решений, исключительные права на которые принадлежат истцу.

Но, несмотря на всю, казалось бы, логичность позиции истца, последнему не удалось доказать, что программа является его интеллектуальной собственностью – создана в рамках выполнения соавторами трудовых функций.

То есть, как указывают суды[i], само по себе наличие трудовых отношений с автором произведения не является доказательством признания такого произведения служебным. Необходимы документы, подтверждающие наличие служебного задания (технического задания), доказательства создания программы в определенный период времени, определенными лицами и какие бы то ни было иные документы, свидетельствующие о создании программы в рамках исполнения трудовых обязанностей.

***

Во-вторых, если в компании создаются ОИС, то рано или поздно начнется их коммерциализация. Однако бывают случаи, когда проекты откладываются и реализация становится актуальна только через несколько лет.

При этом, руководители забывают одно важное положение гражданского кодекса: если работодатель в течение трех лет со дня, когда служебное произведение было предоставлено в его распоряжение, не начнет использование этого произведения, не передаст исключительное право на него другому лицу или не сообщит автору о сохранении произведения в тайне, исключительное право на служебное произведение возвращается автору (статья 1295 ГК РФ).

То есть, если представить, что в описанном выше примере программа ЭВМ является служебным произведением (исключительное право на нее принадлежит истцу), но после создания прошло более трех лет и компания не предприняла никаких активных действий по ее использованию (например, не зарегистрировала свое право в Роспатенте, не передала другому лицу, не оформила внутренние документы для отнесения её к ноу-хау), то соавторы также смогли бы использовать данную программу по своему усмотрению.

***

В-третьих, если не оформить права работодателя до момента начала коммерциализации ОИС, у компании фактически не будет возможности защитить свою собственность от использования конкурентами.

Как, например, не смогло доказать свою позицию в суде ООО «Ставрос», подавшее иск к ООО «Брамек» о признании незаконным использования фотографических изображений произведений дизайна в виде элементов деревянного декора и декора из полиуретана, обязании прекратить использование этих произведений, взыскании компенсации за незаконное использование произведений дизайна и судебных расходов[ii].

Истец размещал фотографии и объемные визуализации продукции из дерева и полиуретана на своем сайте в Интернете для ознакомления с ней потенциальных покупателей. Спорные изделия создавались авторами, являющимися одновременно учредителями и сотрудниками истца.

При этом, в данном споре истец должен был доказать факт принадлежности ему прав на указанные в иске произведения, а также дату возникновения права, поскольку отсутствие исключительного права на дату предполагаемого нарушения делает невозможным и его защиту.

В подтверждение своих прав на произведения истец представил в суд служебные задания и договора об отчуждении исключительных прав. Между тем, в ходе судебного разбирательства, было удовлетворено заявление ответчика о фальсификации договоров.

  • Дело рассматривалось по два раза арбитражными судами первой инстанции, апелляционной инстанции и Судом по интеллектуальным правам.
  • По итогу рассмотрения судами сделан вывод, что истцом не представлены доказательства наличия у него исключительных прав на спорные ОИС, в то время как согласно доказательствам ответчика, последний использовал предметы дизайна, закупаемые у третьего лица – индивидуального предпринимателя, который одновременно является разработчиком спорных элементов дизайна (автор на стороне ответчика).
  • ***
  • Таким образом, принимая во внимание актуальную правоприменительную практику, мы с полной уверенностью можем сказать, что оформить права на служебные произведения не менее важно, чем создать сам продукт. Для этого понадобится следующий комплект документов:
  1. 1) трудовой договор,
  2. 2) должностная инструкция,
  3. 3) служебное задание,
  4. 4) документ, регламентирующий выплаты авторам за использование служебных произведений.

При этом, по документам, указанным в первых трех пунктах, важно проверить именно содержание, а не только соответствие названия. Из договора и должностной инструкции должно быть очевидно, что работа, которую выполняет сотрудник точно соответствует его должностным обязанностям, а не выходит за их пределы или и вовсе мало соотносится с его реальными задачами.

Последний документ стоит отметить отдельно, так как в спорах о принадлежности прав на ОИС тезис об отсутствии уплаты работодателем вознаграждения за использование служебных произведений фигурирует нечасто, в отличии от трудовых споров, но последние тоже не редкость.

Поэтому, если устранять риски, то устранять их полностью, а, значит, нужно задокументировать и порядок получения работниками вознаграждения.

С учетом же того, что его размер для объектов авторского права, рассматриваемых в настоящей статье, законодателем не установлен, то для компании эти расходы не будут значительными и в итоге правильное оформление прав на ОИС обернется только приятным бонусом – спокойствием за свои разработки.

Также отдельно стоит выделить и то, что правильное оформление прав на служебные произведения упростит работодателю присвоение ОИС статуса информации, составляющей коммерческую тайну, поскольку такие объекты уже будут идентифицированы и учтены.

Реальное же поддержание режима конфиденциальности в компании важно, поскольку именно такой подход мотивирует авторов думать перед передачей результатов своего труда партнерам, контрагентам и даже другим сотрудникам.

Но так как организация документооборота по введению режима коммерческой тайны – это отдельная важная тема, то о ней и говорить мы продолжим в следующей статье…

***

Юлия Гусева © 2021

Сохранить, защитить, заложить: как управлять интеллектуальной собственностью — новости Право.ру

В период пандемии на фоне общего уменьшения потока обращений в ФАС по признакам недобросовестной конкуренции количество возбужденных дел и принятых решений по фактам нарушений с использованием интеллектуальной собственности сократилось крайне незначительно, рассказала Яна Склярова, заместитель начальника управления контроля рекламы и недобросовестной конкуренции ФАС. 

Значительная часть конфликтов – в интернете. В этой сфере часто используются знакомые способы недобросовестной конкуренции, например, дискредитация или введение в заблуждение.

Но чаще всего сайты зарегистрированы на физических лиц, что исключает возможность рассмотрения дела антимонопольным органом.

«Эта проблема может быть устранена, если в ходе расследования выявится, что указанный в качестве администратора сайта гражданин является единоличным исполнительным органом либо иным образом состоит в группе лиц с предполагаемым ответчиком – кем-либо из заинтересованных участников рынка», – объяснила Склярова. Случаи, когда сайт зарегистрирован на гендиректора компании или сотрудника, случались неоднократно, подчеркнула Склярова, а вот факты регистрации таких «сомнительных» сайтов на имя юридических лиц встречались всего пару раз.

https://www.youtube.com/watch?v=HtlzlBYBCPE

Еще одно распространенное нарушение в интернете – мимикрия под чужой сайт либо различные способы незаконного использования на интернет-странице чужой интеллектуальной собственности. Например, товарных знаков или иных средств и фирменного стиля, позволяющих вводить клиентов и потребителей в заблуждение.

В ответ на распространенную претензию о якобы незаконном использовании на сайте товарных знаков следует напомнить, что такое их использование для информирования покупателя признается допустимым судебной практикой и антимонопольным органом. 

Яна Склярова

Наталья Полианчик, генеральный директор IPCodex,  детализировала вопросы нарушения интеллектуальных прав в Сети, дала ряд рекомендаций по выявлению и устранению нарушений и посоветовала несколько сервисов, которые могут помочь с этим (IPChain, n’RIS, Co-Fi). А Сергей Левин, руководитель юридической службы «Кока-Кола Софт Дринк Консалтинг», продолжил тему антимонопольного регулирования и обсудил с участниками конференции практику ФАС в сфере антимонопольного импорта. 

Практика Льготы и риски: как обстоят дела с налогами в 2021 году

В прошлом году антимонопольная служба вынесла два знаковых решения в отношении Daimler A.G. и KYB Corporation. Обе компании – правообладатели, которые необоснованно отказывали в использовании товарных знаков неавторизованным автодилерам, рассказал эксперт.

Антимонопольщики решили, что правообладатель ограничивает доступ потребителей к определенным товарам, а следовательно, злоупотребляет своим правом на товарный знак.

«Но есть ли в этом случае ограничение конкуренции, а если его нет – в чем проявляется то самое негативное влияние на конкуренцию и нет ли необходимости объяснить более детально, в чем оно проявляется?» – задался вопросом Левин.

Дмитрий Марканов, управляющий партнер Федеральный рейтинг.

группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация)
, рассказал, как происходит взаимодействие с чиновниками из Роспатента.

Долгие годы они вели себя непоследовательно и отвергали ссылки на предшествующую практику, нарушая тем самым «доктрину разумных ожиданий». «Они говорили: каждый раз – как в казино. Вы же не обязаны всегда выигрывать», – рассказал эксперт. 

Сейчас такое поведение Роспатента ограничивает Суд по интеллектуальным правам, который нередко встает на защиту правообладателей.

Так, Роспатент отказал в регистрации товарного знака «Алтайский стандарт», сославшись на то, что уже есть товарный знак «Алтайский мед».

Заявитель же обратил внимание, что в реестре уже есть целых семь «алтайских» товарных знаков. СИП пресек непоследовательность чиновников (дело № СИП-645/2019).

Предсказуемость поведения властного участника правоотношений является одним из факторов, сдерживающих произвол власти. Я однозначно за правовую определенность.

Дмитрий Марканов

Судебная практика: превентивные иски и маленькие компенсации

Важную часть любой конференции «Право.ru» составляет обсуждение судебной практики. Партнер Федеральный рейтинг.

группа Фармацевтика и здравоохранение группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) 6место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 18место По выручке 29место По количеству юристов
Борис Малахов рассказал, как защитить свои права в суде. Первый способ – иск об уже случившемся нарушении права. Чтобы добиться такого запрета, вы должны доказать, что нарушения продолжаются, рассказал эксперт. «Если в ходе рассмотрения спора ответчик прекратил использовать обозначения, суд может отказать в иске, указав, что абстрактные требования недопустимы», – рассказал юрист. Малахов рекомендует всегда дополнять подобные иски дополнительными основаниями, например, небольшой компенсацией или публикацией информации о нарушении. Особенно сложно убедить суды московского округа в том, что требования не являются абстрактными.

Эксперт напомнил, что защитить свою позицию можно и с помощью иска об угрозе нарушения. Выиграть такие споры сложнее, чем более привычным иски об уже случившемся нарушении. Первые успешные примеры есть в сфере фармацевтики – зарубежные компании доказали, что получение разрешительной документации в Минздраве на дженерики создает угрозу для обладателя патента.

Отдельный иск об угрозе нарушения прав фактически заменяет собой обеспечительные меры.

Борис Малахов

Cтарший партнер Федеральный рейтинг.

группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Цифровая экономика группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) Профайл компании
Александра Курдюмова проанализировала, как суды рассматривают иски о компенсации за нарушение исключительных прав. Чаще всего просят компенсацию в твердой сумме, но именно по таким искам суды чаще всего ее снижают, рассказала эксперт: в 30% споров суд взыскал минимальную компенсацию в 10 000 руб. Проще заявить расчетную компенсацию, но стоимость товаров может быть сложно доказать. Эксперт советует обращаться в полицию или прокуратуру – они могут запросить информацию об объеме торговли непосредственно у ответчика. Повлиял на ситуацию Конституционный суд, рассказала Евгения Ветошникова, руководитель юридического отдела SONY Electronics. В своем прошлогоднем постановлении № 40-П определил, что компенсация не должна носить «штрафной» характер и служить для обогащения истца.

Обзор практики ВС Верховный суд выпустил первый Обзор практики за 2021 год

Значительная часть результатов интеллектуальной деятельности создают сотрудники больших предприятий, рассказал Андрей Паршин, партнер Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market)
.

На примере дела № СИП-229/2020 он рассказал: в некоторых, но все же редких случаях у работников все-таки получается защитить свои права. В этом деле работник предоставил доказательство тому, что РИД был создан до того, как он устроился на работу.

Как решил СИП, сам факт наличия трудовых отношений еще не говорит о том, что все результаты будут принадлежать работодателю.

Тему продолжила Виктория Меркудинова, директор Федеральный рейтинг.

группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) Профайл компании
.

Эксперт рассказала о трудностях определения авторства компьютерной программы и предложила способы передачи исключительного права. Можно использовать договор авторского заказа, еще один способ – договор об отчуждении исключительного права.

А при создании служебных произведений, по словам Меркудиновой, работодателю помогут служебное задание, должностные инструкции и параметры трудового соглашения с работником. Но и без этих документов можно справиться, например, с помощью служебной переписки.

Старший юрист компании Федеральный рейтинг.

группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) 21место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 46место По выручке Профайл компании
Роман Ларшин раскрыл для участников современную практику борьбы с «киберсквоттингом» в доменных спорах, а старший юрист Федеральный рейтинг.

группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Экологическое право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Антимонопольное право (включая споры) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Природные ресурсы/Энергетика группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Финансовое/Банковское право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) Профайл компании
Алексей Дарков рассказал про учет лицензионных платежей в таможенной стоимости. Проблема серьезная, заявил эксперт: на нее обратила внимание Счетная палата, которая не досчиталась порядка 98 млрд руб. лицензионных платежей в 2020 году. Дарков ожидает, что в ближайшее время таможенники будут уделять этому вопросу особое внимание и компаниям придется отстаивать свою позицию в судах.

Сессию о судебной практике закрыл своим выступлением Роман Скляр, управляющий партнер, ЮФ Федеральный рейтинг.

группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market)
: он рассказал об уголовной практике в сфере интеллектуальной собственности. В уголовном кодексе есть сразу четыре статьи (146, 147, 180 и 183), за которые можно привлечь к уголовке.

На самом деле все эти преступления направлены против экономической деятельности. Привлекают в основном не за присваивание авторства, а за незаконное использование авторского права.

Роман Скляр

Но, как правило, по этим составам судят в совокупности с мошенничеством, незаконным предпринимательством и другими статьями УК. Скляр на примерах из практики рассказал, какие приговоры суды выносят по подобным делам.

Сделки: сохранить, продать, заложить

Юлия Сычева, директор по юридическим вопросам Viacom, которой принадлежит больше 300 телеканалов и 150 000 единиц контента, рассказала, как в компании ведется учет и управление торговыми марками и объектами авторского права.

В холдинге есть одна компания, которая владеет всей интеллектуальной собственностью других фирм по всему миру. Есть еще и департамент по управлению правами и автоматизированная система, в которой есть сведения о всех ОИС. Ею могут пользоваться юристы «дочек» по всему миру.

По словам Сычевой, это позволяет эффективно использовать права, принадлежащие холдингу.

О преимуществах создания единого портфеля и его консолидации в одной компании говорила и Надежда Курдюкова, начальник юридического отдела «Маши и Медведя». Это позволяет легче управлять компанией и минимизировать налоги. Но могут возникнуть вопросы по размыванию налоговой базы – юрист посоветовала не забывать про соответствующие требования ОЭСР.

Итоги года Неизвестное метро и популярная лапша: главные дела в интеллектуалке

Ксения Бычкова, руководитель направления правовой поддержки Games & Esports Mail.Ru Group, обсудила с участниками конференции Due Dilligence интеллектуальной собственности. Это нужно, чтобы определить стратегию развития и монетизации объектов, выявить риски, связанные с IP-активами компании и, исходя из результатов проверки, понять, как защищать свои права.

«При сборе информации, особенно когда речь идет о приобретении IP-актива, мы проводим собственное расследование и проверяем открытые источники информации на предмет тех объектов, которые контрагент не включил в пакет», – рассказала эксперт. И часто выясняется, что контрагенты забывают – зачастую случайно – включить один из активов в периметр сделки.

Потому что они не проводят собственный «дьюдил».

Развила тему покупки стартапов и сделок M&A Анна Войцехович, директор департамента корпоративного права МТС. Компания проводит IP-аудит, рассказала Войцехович, потому что это «минное поле»: неправильно посчитанная цена проекта и отсутствие перспектив роста ставит крест на сделках.

При покупке уже состоявшихся компаний проверка проводится полная, она длится несколько месяцев. Проще со стартапами, за которыми стоит только «классная идея» – но «дьюдил» все равно нужен. «Если у них не будет KPI, программный продукт «не полетит». Только он может замотивировать, больше ничего», – утверждает Войцехович.

Кроме того, все сделки содержат соглашение о конфиденциальности – так спокойнее обеим сторонам.

От обсуждения покупок эксперты перешли к особенностям залога нематериальных активов. «На протяжении последних пяти лет к нам стали обращаться как правообладатели, так и кредиторы, чтобы отдать или взять в залог интеллектуальную собственность», – рассказал Сергей Медведев, партнер юрфирмы Федеральный рейтинг.

группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии)
. В 2020 году по данным Роспатента случилось 140 таких сделок с регистрируемыми объектами ИС.

Эксперт раскрыл основные тонкости подобных соглашений.

«Засада» – в механизме взыскания. Ведь исключительное право – это не вещь, оно остается на залогодателе, и в процессе обращения взыскания только он может распорядиться правом.

Сергей Медведев

Но взыскание не единственный риск. Возможно также обесценивание предмета залога или даже полная его утрата, ведь правообладатель может отказаться от своего права, например, на товарный знак. Поэтому стоит указывать в договоре, что кредитор не вправе так поступать, советует Медведев.

Закрыла 7-часовую конференцию своим выступлением Анастасия Андросова, руководитель отдела международной работы Почты России.

Юрист рассказала про модификацию компьютерных программ и дала практические советы по заключению соглашений с разработчиками.

Так, стоит зафиксировать, что с момента создания результата работ исключительное право на него принадлежит заказчику. И на использование РИД нужно обязательно получить явное согласие – без него такое действие будет незаконным.

Ссылка на основную публикацию