Раздел общего имущества супругов: практика Верховного Суда

Раздел общего имущества супругов: практика Верховного Суда

Судей двух инстанций, неверно трактовавших нормы материального права при разделе имущества бывших супругов, поправил Верховный суд РФ в деле, которое вошло в новый 160-страничный обзор судебной практики ВС, второй за текущий год.

Как отмечает ВС в главе, посвященной анализу практики коллегии по гражданским делам, на имущество, приобретенное в период брака, но на средства, принадлежавшие одному из супругов лично, режим общей совместной собственности супругов не распространяется.

У. обратился в суд с иском к П. о разделе совместно нажитого имущества, ссылаясь на то, что состоял в браке с П. В период брака по договору купли-продажи супругами в совместную собственность была приобретена квартира.

Поскольку брачный договор между сторонами не заключался, соглашение о разделе совместно нажитого имущества не достигнуто, У. просил произвести раздел квартиры между ним и П.

и признать за ним право собственности на 1/2 доли в праве общей долевой собственности на спорную квартиру.

Ответчик П. исковые требования не признала, просила признать за истцом право собственности на 1/15 доли в праве общей долевой собственности на спорную квартиру, а за ней – право собственности на 14/15 доли, учитывая приобретение квартиры на личные средства ответчика в сумме 1 750 000 руб.

Судом установлено, что с 23 декабря 2010 г. У. состоял с П. в браке. В период брака на основании договора купли-продажи от 11 февраля 2011 г. супругами приобретена квартира, право совместной собственности на которую зарегистрировано за ними 10 марта 2011 г. Цена приобретенной квартиры составила 1 995 000 руб.

Как было установлено в ходе рассмотрения дела и сторонами не оспаривалось, часть денежных средств в размере 1 750 000 руб., потраченных на приобретение указанной квартиры, была получена П. в дар от П. Л. (матери П.

) по договору дарения от 11 февраля 2011 г. Данная сумма выручена матерью П. от продажи принадлежавшей ей на праве собственности квартиры. Все названные выше сделки были совершены в один день – 11 февраля 2011 г.

Брак между У. и П. расторгнут 9 октября 2014 г. Раздел имущества супругов после расторжения брака между сторонами не производился.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования о разделе спорной квартиры между супругами в равных долях, суд первой инстанции исходил из того, что между сторонами было достигнуто соглашение о приобретении квартиры в общую совместную собственность, и поскольку полученные в дар денежные средства были внесены П. по ее усмотрению на общие нужды супругов – покупку квартиры, то на данное имущество распространяется режим совместной собственности супругов.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ признала, что выводы судов сделаны с нарушением норм материального права.

В соответствии со ст. 34 СК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью.

К имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

В соответствии с п. 1 ст. 36 СК РФ имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов), является его собственностью.

Как установлено судом, источником приобретения спорной квартиры являлись средства, полученные П. по безвозмездной сделке, а также частично совместно нажитые средства супругов.

Согласно разъяснениям, содержащимся в абзаце четвертом п. 15 постановления Пленума Верховного суда РФ от 5 ноября 1998 г.

№ 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», не является общим совместным имущество, приобретенное хотя и во время брака, но на личные средства одного из супругов, принадлежавшие ему до вступления в брак, полученное в дар или в порядке наследования, а также вещи индивидуального пользования, за исключением драгоценностей и других предметов роскоши.

Из приведенных выше положений следует, что юридически значимым обстоятельством при решении вопроса об отнесении имущества к общей собственности супругов является то, на какие средства (личные или общие) и по каким сделкам (возмездным или безвозмездным) приобреталось имущество одним из супругов во время брака.

Имущество, приобретенное одним из супругов в браке по безвозмездным гражданско-правовым сделкам (например, в порядке наследования, дарения, приватизации), не является общим имуществом супругов.

Приобретение имущества в период брака, но на средства, принадлежавшие одному из супругов лично, также исключает такое имущество из режима общей совместной собственности.

Вместе с тем судом такое юридически значимое обстоятельство, как использование для приобретения спорной квартиры средств, принадлежавших лично П., ошибочно было оставлено без внимания.

Делая вывод о том, что спорная квартира относится к совместно нажитому имуществу супругов, суд исходил из отсутствия в договоре о ее покупке условий о распределении долей в квартире.

При этом суд не учел, что полученные П. в дар денежные средства в размере 1 750 000 руб. и потраченные на покупку квартиры являлись личной собственностью П., поскольку совместно в период брака с истцом не приобретались и не являлись общим доходом супругов.

  • Внесение этих средств для покупки квартиры не меняет их природы личного имущества П.
  • Таким образом, доли сторон в праве собственности на квартиру подлежали определению пропорционально вложенным личным денежным средствам ответчика и совместным средствам сторон.
  • Это судебными инстанциями учтено не было и повлекло за собой вынесение незаконных судебных постановлений (определение № 45-КГ16-16).

Вс рф о разделе имущества

Подборка наиболее важных документов по запросу Вс рф о разделе имущества (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Вс рф о разделе имущества

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Подборка судебных решений за 2020 год: Статья 36 «Имущество каждого из супругов» СК РФ(Р.Б. Касенов)Суд оставил без изменения судебное определение в рамках дела о банкротстве должника, которым из конкурсной массы должника исключены квартира, которая является единственным пригодным для проживания должника и его несовершеннолетнего ребенка помещением, а также доля в другой квартире, приходящаяся на бывшую супругу должника. Как указал суд, в конкурсную массу гражданина — должника включается его личное имущество (ст. 36 Семейного кодекса РФ), а также в силу прямого указания п. 7 ст. 213.26 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», имущество, принадлежащее ему и супругу (бывшему супругу) на праве общей собственности. Согласно разъяснениям в абз. 3 п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 25.12.2018 N 48, если во внесудебном порядке осуществлены раздел имущества, определение долей супругов в общем имуществе, кредиторы, обязательства перед которыми возникли до такого раздела имущества, определения долей, изменением режима имущества супругов юридически не связаны. В рассматриваемом случае, поскольку соглашение заключено во внесудебном порядке, то есть оно не связывает кредиторов должника изменением режима имущества супругов, конкурсные кредиторы могут рассчитывать на удовлетворение своих требований за счет его реализации с выплатой соответствующей доли бывшему супругу.

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Подборка судебных решений за 2019 год: Статья 39 «Определение долей при разделе общего имущества супругов» СК РФ(Р.Б. Касенов)Суд пришел к выводу о том, что приобретенное в период брака недвижимое имущество, имеющееся в наличии, является совместной собственностью супругов и подлежит разделу в равных долях. При этом ответчиком не предоставлено доказательств наличия основания для отступления от равенства долей, а также доказательств приобретения какого-либо имущества, являющегося предметом спора, на его личные денежные средства (ст. 39 СК РФ, п. 17 Постановления Пленума ВС РФ от 05.11.1998 N 15). По общему правилу при разделе совместного имущества супругов суд должен руководствоваться принципом равенства долей супругов и лишь в исключительных случаях вправе отступить от равенства долей в совместно нажитом имуществе. Сам по себе факт наличия у сторон общей несовершеннолетней дочери, которая проживает с матерью, основанием для отступления от равенства долей признан быть не может.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Вс рф о разделе имущества

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Статья: Раздел общего имущества супругов: материальное и коллизионное регулирование(Войтович Е.П.)

(«Нотариус», 2019, N 3)

Вопрос о применимом праве разрешается на основе коллизионных норм СК РФ, а также международных договоров с участием России. Российские суды демонстрируют явную склонность к разрешению споров супругов о разделе имущества на основе норм российского права, часто игнорируя применимые коллизионные предписания . Но во всех ли случаях они подлежат применению? В названных определениях Верховного Суда РФ спор о разделе общего имущества возник между супругами — гражданами РФ, местом жительства которых является Россия. Судами всех уровней правильно определен его состав на основе норм СК РФ. В то же время ссылка на ст. 161 СК РФ является избыточной. Раздел VII СК РФ «Применение семейного законодательства к семейным отношениям с участием иностранных граждан и лиц без гражданства», как следует из его названия, адресован в том числе супругам, один из которых является иностранцем. Представляется, что нет необходимости решать коллизионный вопрос там, где он отсутствует. Существующее правоприменительное решение приводит к механическому воспроизведению судами ст. 161 в тексте судебного акта, а иногда и к применению российского права вопреки коллизионным предписаниям .

Читайте также:  Прекращение договора страхования: как распрощаться со страховой компанией с выгодой для себя

Проблемы признания имущества супругов раздельным в судебной практике / семейное право

Наиболее распространенными категориями семейно-правовых споров  в российских судах являются конфликты по поводу раздела совместно нажитого имущества и исполнения алиментных обязательств.

Первая категория споров зачастую возникает именно по поводу режима собственности супругов.

Семья – не только социальный институт, но и прежде всего комплекс имущественных правоотношений, которые регулируется на основе режима общей совместной собственности супругов.

Общая совместная собственность супругов презюмируется в российском законодательстве. Не важно, кто из супругов во время брачно-семейных отношений внес больший вклад в приумножение семейного капитала, законодатель на основании принципа справедливости признает их вклад равным.

С морально-этической, исторической и религиозной  точки зрения, возможно, такая конструкция кажется идеальной, так как в классическом понимании муж является добытчиком (зарабатывает деньги), а жена хранителем домашнего очага (забота о детях, ведение семейного хозяйства).

В таком понимании абсолютно уместен принцип справедливого (равного) распределения имущественных долей, дополнительная гарантия защиты супругу, который в силу стечения семейных обстоятельств был вынужден не работать.

 Но с точки зрения права и гражданского оборота такое понимание семейных отношений кажется слишком архаичным.

Почему же режим общей совместной собственности вызывает столько практических проблем? Все дело в том, что современные тенденции, которые статистически показывают на высокий количественный уровень судебных дел о разводе, не позволяет говорить о мирном прекращении брачно-семейных отношений.

Допустим, супруги уладили все свои личные взаимоотношения, но никто не собирается мириться, когда речь идет об имуществе, которое в случае с недвижимостью стоит миллионы, или даже несколько десятков, а то и сотен миллионов рублей.

В этот момент и возникает правовой конфликт, на основе которого мгновенно формулируется вопрос:  а кому же и сколько достанется имущественной массы? Мне, как судебному юристу, который занимается, в том числе семейными спорами, преимущественно в бракоразводных процессах, хорошо известна ситуация, когда недостаточно законодательного презюмирования, которое предполагает общее правило – общая совместная собственность супругов подлежит разделу в равных долях (за исключением определенных обстоятельств, связанных с несовершеннолетними детьми, материнским капиталом и пр.), при этом делятся аналогичным образом и долговые обязательства.  

Если бы было все так просто в семейных спорах, то данное «правило справедливости» исключало бы всякие семейные конфликты имущественного характера.

Усложняются такие споры именно на основании того, что каждый из супругов  в процессе раздела совместно нажитого имущества пытается признать все или часть имущество своей личной собственностью, которая не включается в категорию общей совместной.

При этом существует несколько правил, в силу которых имущество, приобретенное одним из супругов во время брака, признается в силу закона раздельной собственностью. В силу правил, установленных ст.

36 СК РФ, к такому имуществу относится: имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов);  вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и другие), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши, хотя и приобретенные в период брака за счет общих средств супругов, признаются собственностью того супруга, который ими пользовался; исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный одним из супругов, принадлежит автору такого результата. К данным основаниям добавляется так же положение п. 4 ст. 38 СК РФ, в силу которого суд может признать имущество, нажитое каждым из супругов в период их раздельного проживания при прекращении семейных отношений, собственностью каждого из них. Семейным кодексом РФ предусмотрено еще ряд исключений из общих правил, например таких, как внесение супругами вклада в банк на счет своих несовершеннолетних детей и пр.

Согласно норме п. 2 ст. 254 ГК РФ: при разделе общего имущества и выделе из него доли, если иное не предусмотрено законом или соглашением участников, их доли признаются равными.

Из законодательного регулирования не следуют те дополнительные обстоятельства, которые возникают в правоприменении.

Например, одному из супругов деньги на квартиру предоставили родители; супруг купил квартиру до регистрации брака в кредит, но последний платеж по кредитному договору с банком осуществил после регистрации брака; дом был построен одним из супругов за свои денежные средства, но государственная регистрация права произошла после вступления в брак.

В силу господства в отечественном правопорядке принципа внесения в регистрационной системе недвижимого имущества, то и право собственности у супруга возникло только после государственной регистрации (в браке). Перечисленные практические ситуации далеко не все возможные казусы, которые могут возникать в процессе раздела совместно нажитого имущества. Правила ст.

36 СК РФ такие казуистичные ситуации никоим образом не разрешают. В этой связи следует обратиться к судебной практике и разъяснениям Верховного Суда РФ, как российские суды разрешают такие проблемы и каков результат толкования норм семейного права в судебном правотворчестве.

Согласно разъяснениям, приведённым в пункте 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г.

N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», общей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу, является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу статей 128, 129, пунктов 1 и 2 статьи 213 Гражданского кодекса Российской Федерации может быть объектом права собственности граждан, независимо от того, на имя кого из супругов оно было приобретено или кем внесены денежные средства, если брачным договором между ними не установлен иной режим этого имущества. Не является общим совместным имущество, приобретённое хотя и во время брака, но на личные средства одного из супругов, принадлежавшие ему до вступления в брак, полученное в дар или в порядке наследования, а также вещи индивидуального пользования, за исключением драгоценностей и других предметов роскоши.

Интересным представляется «дело Ноздрачевых» (Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 5 июля 2016 г. N 37-КГ16-8), где ВС РФ рассмотрел спор по предмету принадлежности автомобиля.  Из материалов дела следует, что автомобиль был куплен супругом Ноздрачевым до брака в кредит, но окончательно погашен кредит был во время брака.

Суть спора состоит в том, что супруг требовал в своем встречном иске исключить такой автомобиль из общей совместной собственности, а супруга требовала признать автомобиль совместным имуществом. Нижестоящие суды по данному делу так же разошлись во мнении. Суд первой инстанции (районный суд) признал автомобиль за супругом, а областная апелляция встала на сторону супруги Ноздрачевой.

Гражданская коллегия Верховного Суда РФ поставила точку в данном вопросе, исключив автомобиль из общей совместной собственности супругов, признав его собственностью супруга Ноздрачева.

Свои выводы высокая инстанция аргументировала следующим образом: «определяющими в отнесении имущества к раздельной собственности супругов (имущество каждого из супругов) являются время и основания возникновения права собственности на конкретное имущество у каждого из супругов (до брака или в браке, но по безвозмездным сделкам).

По настоящему делу судом установлено, что спорный автомобиль приобретён Ноздрачевым А.Е. по договору купли-продажи в октябре 2008 года, то есть до вступления в брак, что не оспаривалось истцом. Обязательство по оплате приобретенного автомобиля перед продавцом было исполнено Ноздрачевым А.Е. до заключения брака.

В силу изложенного к указанному имуществу не может быть применен режим совместной собственности супругов. При этом факт погашения долга Ноздрачева А.Е. по кредитному договору после заключения брака в соответствии с положениями статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации не является основанием для признания автомобиля общей совместной собственностью супругов».

Похожую ситуацию ВС РФ разрешил в Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25.10.2016 N 45-КГ16-16. Дело состояло в том, что супруги приобрели квартиру в браке на денежные средства, которые в преобладающей своей массе были подарены по договору дарения супруге её матерью.

Суд первой инстанции, признав такую квартиру общей совместной собственностью (суд апелляционной инстанции согласился), аргументировал свои доводы на основании того, что между сторонами было достигнуто соглашение о приобретении квартиры в общую совместную собственность и поскольку полученные в дар денежные средства были внесены Пономаревой А.Н. по ее усмотрению на общие нужды супругов — покупку квартиры, то на данное имущество распространяется режим совместной собственности супругов. Верховный Суд РФ отменил решения нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Свой вывод ВС РФ аргументировал следующим образом: юридически значимым обстоятельством при решении вопроса об отнесении имущества к общей собственности супругов является то, на какие средства (личные или общие) и по каким сделкам (возмездным или безвозмездным) приобреталось имущество одним из супругов во время брака. Имущество, приобретенное одним из супругов в браке по безвозмездным гражданско-правовым сделкам (например, в порядке наследования, дарения, приватизации), не является общим имуществом супругов. Приобретение имущества в период брака, но на средства, принадлежавшие одному из супругов лично, также исключает такое имущество из режима общей совместной собственности.

Верховный суд рассказал, как супругам делить долевое имущество — новости Право.ру

Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов Если в браке была оформлена долевая собственность, является ли она совместно нажитым имуществом? Как делить доли, записанные на общих детей? Можно ли считать оформление долевой собственности соглашением о разделе недвижимости? На все эти вопросы ответил Верховный суд. А эксперты рассказали, как действовать судам при рассмотрении таких споров.

После расторжения брака у Марины Курбаевой* и Игоря Идрасова* возник спор о разделе совместно нажитого имущества. В период брака стороны за счёт общих средств приобрели земельный участок и жилой дом, который оформлен на Идрасова и двух общих дочерей по 1/3 доли каждому. Курбаева решила, что находящаяся в собственности ответчика 1/3 доля земельного участка и жилого дома является общей совместной собственностью супругов и подлежит разделу в равных долях. Она обратилась в суд, где просила признать за ней право собственности на 1/6 долю указанной недвижимости. 

  • ИСТЕЦ: Марина Курбаева* 
  • ОТВЕТЧИК: Игорь Идрасов* 
  • СУТЬ СПОРА: Раздел нажитого в браке имущества, оформленного в долевую собственность одного из супругов
  • РЕШЕНИЕ: Если соглашения о разделе совместно нажитого имущества нет, оно делится поровну между супругами
Читайте также:  Як ділиться спільне майно подружжя при розлученні?

Кировский районный суд г. Махачкалы отказал в удовлетворении иска, Верховный суд Республики Дагестан оставил решение без изменения.

Суды пришли к выводу, что стороны в период брака произвели раздел совместно нажитого имущества с отступлением от начала равенства долей, с учётом интересов несовершеннолетних детей.

Поэтому принадлежащая ответчику 1/3 доля спорной недвижимости общей совместной собственностью не является и разделу не подлежит. 

Курбаева обратилась в Верховный суд.

Тот напомнил: супруги вправе по своему усмотрению изменить режим общей совместной собственности нажитого в браке имущества или его части на основании брачного договора или любого иного соглашения, не противоречащего нормам действующего законодательства (ст. 37, п. 2 ст. 38, ст.

41–42 Семейного кодекса). Между тем каких-либо достоверных доказательств, подтверждающих, что между истцом и ответчиком было достигнуто соглашение о разделе совместно нажитого имущества, в материалах дела нет.

Ни договор купли-продажи земельного участка с жилым домом, ни регистрация права общей долевой собственности таким соглашением о разделе общего имущества супругов не являются. Поэтому ВС отменил ранее принятые акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (№ 20-КГ19-13). Пока еще оно не рассмотрено.

Нажитое в браке принадлежит обоим супругам

«Право на общее имущество, нажитое супругами в период брака, принадлежит обоим супругам независимо от того, кем из них и на чье имя оно приобретено. В случае спора супруги не обязаны доказывать факт общности такого имущества. Соответствующие разъяснения даны в п. 15 Постановления Пленума ВС от 5 ноября 1998 года № 15», – рассказала советник Федеральный рейтинг.

группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Банкротство (включая споры) (mid market)
Ольга Бенедская. Адвокат Федеральный рейтинг.

группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Банкротство (включая споры) (high market) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Цифровая экономика группа Антимонопольное право (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Семейное и наследственное право группа Транспортное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Частный капитал группа Уголовное право
Ирина Зимина отметила, что аналогичный подход существовал в судах и ранее (№ 33-11973/2018). «Определение ВС является очень важным, так как некоторые нижестоящие судебные инстанции неправильно толкуют действующие нормы семейного законодательства, что и случилось в рассмотренном деле», – отметила Анна Заброцкая, партнер и руководитель практики «Разрешение споров» Федеральный рейтинг. группа Санкционное право группа Семейное и наследственное право группа Частный капитал группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Международные судебные разбирательства группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) Профайл компании
. По словам менеджера аудиторско-консалтинговой группы «БДО Юникон» Елены Зиберт, суды нижестоящих инстанций, отказывая одному из супругов в иске, ориентировались исключительно на факт регистрации имущества на другого супруга и наличие несовершеннолетних детей: «Такой подход не может быть признан правильным и основанным на законе».

Определение ВС четко возвращает нас к источнику – закону. Он устанавливает, что раздел имущества супругов должен совершаться в установленном порядке: брачным договором, соглашением либо судом. 

Галина Павлова, управляющий партнер Федеральный рейтинг. группа Семейное и наследственное право группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа Частный капитал группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) Профайл компании

Бенедская уверена: суд при новом рассмотрении выяснит, заключались ли между сторонами брачный договор или соглашение о разделе имущества. Если не заключались, то удовлетворит иск. С ней согласилась адвокат АБ Федеральный рейтинг.

группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Экологическое право группа Антимонопольное право (включая споры) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Уголовное право 12место По выручке на юриста (более 30 юристов) 25место По количеству юристов 27место По выручке Профайл компании
Наталья Бокова: «Полагаю, при новом рассмотрении дела суд должен будет удовлетворить исковые требования и признать за истцом право собственности на 1/6 долю в спорном недвижимом имуществе».

* – имя и фамилия изменены редакцией.

Неделимая квартира. Верховный суд РФ разъяснил, когда при разводе жилье достается одному из супругов

Важное разъяснение сделала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда, когда изучила спор о разделе после развода квартиры бывших супругов. Тема дележа имущества после разводов — крайне болезненная и житейских ситуаций там бывает немало. Одна из них — кому достанется некогда общее жилье, если оно куплено на деньги одного из супругов.

В нашем случае супруг продал свое наследство, а через несколько недель на вырученные деньги купил квартиру для семьи, которая в ней и поселилась. И вот — развод.

И возникает вопрос: каким образом делить такую квартиру — пополам, как совместно нажитое имущество, или это квартира принадлежит только мужу, так как куплена на его деньги? Подобная ситуация не является чем-то исключительным. С такими сложностями сталкиваются немало граждан. Поэтому разъяснение Верховного суда может оказаться полезным не только для судей.

Наша история началась в Ростовской области. Там в законном браке супружеская пара прожила несколько лет. После чего супруг получил наследство от пожилой родственницы. Это была доля в ее частном доме и земельный участок. Мужчина принял решение: наследство продать и улучшить условия жизни семьи.

Наследство при продаже «потянуло» на два с половиной миллиона рублей. И на все эти деньги была в итоге приобретена квартира. Недвижимость, как решили на семейном совете оформили на жену. После покупки квартиры прошло еще несколько лет и брак распался. Теперь уже бывшие муж и жена начали делить имущество. Миром договориться у них не вышло.

Бывший супруг обратился в районный суд, чтобы признать эту квартиру не совместной, а исключительно его личной собственностью. В суде он объяснил, что семья купила спорную квартиру исключительно на его личные средства, которые он выручил от продажи полученного наследства. И в качестве доказательства объяснил: его бывшая супруга — педагог.

Ее заработок не позволял приобрести квартиру, а сбережений она не имела. Бывшая жена в судебном заседании не отрицала, что жилье куплено на деньги от наследства мужа. Она подтвердила финансовый вклад экс-супруга в покупку квартиры. Но считала квартиру общей.

Выслушав обе стороны, суд первой инстанции учел срок между продажей наследства и покупкой квартиры, а также объем вырученных средств — два с половиной миллиона рублей. Именно столько стоила спорная жилплощадь. То есть полученные деньги супруг действительно направил на приобретение недвижимости для семьи.

В итоге Волгодонской районный суд Ростовской области решил, что квартиру семья приобрела на личные деньги мужа. Исходя из этого, спорная квартира никак не может считаться совместно нажитой собственностью теперь уже бывших супругов. Поэтому районный суд с предъявленным иском согласился целиком и полностью и принял решение в пользу бывшего супруга.

Купленное в браке имущество на деньги одного из супругов исключает его из общей собственности

Проигравшая сторона решила этот вердикт оспорить. И обратилась в следующую инстанцию. Апелляция с таким решением не согласилась. Судьи второй инстанции не оспаривали тот факт, что мужчина приобрел недвижимость за свой счет. Но, по мнению апелляции, фактически он внес деньги в семейный бюджет, так как купил совместную жилплощадь. Апелляция заявила, что надо обратить внимание на следующий факт — спорную квартиру супруг оформил не на себя, а на жену. Это, по мнению областных судей, лишь подтверждает то, что оснований считать имущество личной собственностью нет. Суд разделил спорную недвижимость поровну, сославшись на статью 39 Семейного кодекса — «Определение долей при разделе общего имущества супругов». И это решение было оспорено. Теперь уже бывшим супругом.

Третий суд — кассация согласилась с апелляцией и оставила определение без изменения.

Но с такими отказными решениями категорически не согласился бывший муж. Он дошел до Верховного суда РФ и там нашел понимание.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда дело о квартире затребовала, спор внимательно изучила и сказала следующее.

Чтобы правильно определить статус имущества — общее оно или личное — нужно понять, на какие средства его покупали и по каким сделкам. Исходя из статьи 36 Семейного кодекса РФ — «Имущество каждого из супругов», то, что один из партнеров получил безвозмездно (в том числе унаследовал), не является общим имуществом.

Личным оно останется и в том случае, если партнер продаст его и взамен купит другой дом или квартиру.

Купленное в браке имущество на деньги одного из супругов исключает его из режима общей совместной собственности. И это правило действует даже в том случае, если это имущество в свое время было оформлено на имя другого супруга, подчеркнул Верховный суд РФ.

Высокий суд привел как довод постановление Пленума Верховного суда (от 5 ноября 1998 года ) «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака». Там сказано дословно следующее: не является общим имущество, купленное во время брака, но на личные средства.

Поэтому, решила Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда, совершенно правильную позицию при рассмотрении заняла только первая инстанция — районный суд. Ну а выводы следующих инстанций — апелляции и кассации о разделе спорной квартиры пополам «не основаны на законе».

В итоге Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда отменила все ранее принятые решения местных судов, кроме решения районного суда, которое Верховный суд и оставил в силе. Так что этот «квартирный» спор пересматривать на месте не пришлось.

Эксперты уверяют, что подобная позиция — когда имущество, купленное на личные средства одной из сторон спора оставляют тому, кто платил, устоялась в отечественной судебной практике.

Читайте также:  Загальні засади регулювання сімейних відносин

Ведь вот что выяснилось по нашему делу. Местные ростовские суды фактически в своих решениях признали приобретение спорного имущества за счет личных средств одного супруга, но отнесли его к совместно нажитому.

Судя по этим решениям, апелляция и кассация расценили оформление недвижимости на жену как внесение денег в общий семейный бюджет.

В аналогичных спорах, уверяют эксперты по семейному праву, супруг, который хочет признать имущество личным, должен доказать суду, что средства, за счет которых купили спорный объект, не являются общими. А здесь вариантов не так много.

Надо лишь доказать, что либо гражданин их заработал до брака, либо получил по безвозмездным сделкам — таким, как наследство, дарение, приватизация.

 Наталья Козлова

Вс пояснил тонкости раздела имущества бывших супругов при наличии брачного договора

10 сентября Верховный Суд вынес Определение по делу № 18-КГ19-82 о разделе имущества супругов при наличии брачного договора.

Брак Сергея Ульянченко и Ирины Кондрашевой длился четыре с половиной года. За этот период женщина купила квартиру по ДДУ и оформила ее на себя. За три месяца до развода супруги заключили брачный договор, удостоверив его у нотариуса.

По его условиям, нажитое супругами в период брака имущество являлось их совместной собственностью, за исключением принадлежащего одному из супругов по закону личного имущества.

В договоре также отмечалось, что все доходы супругов в период брака (в том числе от предпринимательской деятельности) являются собственностью того из них, на имя которого они оформлены.

Кроме того, супруги заключили нотариально удостоверенное соглашение о разделе имущества. По его условиям квартира, приобретенная Сергеем Ульянченко по ДДУ еще до заключения брака, является общей совместной собственностью супругов.

Кадастровая стоимость такого жилья составила 3,7 млн руб. на момент заключения соглашения. Квартира перешла в собственность мужа после выплаты жене компенсации в размере 700 тыс. руб., о чем свидетельствовала соответствующая расписка.

После развода мужчина обратился в суд с иском к бывшей супруге о признании недействительными соглашения о разделе совместно нажитого имущества и брачного договора. По мнению истца, условия спорных документов поставили его в крайне невыгодное положение, поскольку он лишался всего совместно нажитого в браке имущества.

Сергей Ульянченко настаивал, что квартира, за которую он заплатил компенсацию, не является совместной собственностью супругов, ведь она была приобретена до их вступления в брак и на его личные денежные средства путем заключения ДДУ, что подтверждалось проведением расчетов по договору. В этой связи он потребовал взыскания с ответчицы выплаченной компенсации, а также взыскания судебных расходов в размере около 11 тыс. руб.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска, указав, что оспариваемые документы соответствуют закону. Он отметил, что сделки были заключены супругами в период брака на добровольных началах.

При этом суд учел, что на момент заключения соглашения право собственности на указанную квартиру было зарегистрировано за Ульянченко на основании соответствующего ДДУ, причем регистрация этого права была произведена в период брака супругов.

Как указал суд, истец не доказал, что условия спорных документов ставили его в крайне неблагоприятное положение.

Кроме того, он счел несостоятельным довод истца о несоразмерности выделенного каждому из супругов имущества, поскольку возможность отступления от законного режима имущества супругов посредством заключения брачного договора и соглашения о разделе имущества предусмотрена действующим законодательством.

Апелляция отменила решение первой инстанции в части отказа в удовлетворении иска о признании недействительным соглашения о разделе имущества между супругами.

Данное соглашение было признано апелляционным судом недействительным, поэтому он взыскал с ответчицы 700 тыс. руб. и судебные расходы. Свою позицию вторая инстанция обосновала тем, что в нарушение требований ст.

38 СК РФ в соглашение о разделе имущества стороны включили квартиру, не являющуюся совместным имуществом супругов.

Поскольку апелляция сочла недвижимость личным имуществом Ульянченко, она признала спорную сделку недействительной.

В дальнейшем Ирина Кондрашева подала кассационную жалобу в Верховный Суд РФ.

Изучив обстоятельства дела Судебная коллегия по гражданским делам ВС отметила, что в силу п. 2 ст. 38 СК РФ (в редакции, действовавшей на момент заключения соглашения о разделе совместно нажитого имущества) общее имущество супругов может быть разделено между супругами по их соглашению.

Такое соглашение может быть нотариально удостоверено. В соответствии с п. 1 ст. 42 СК РФ стороны вправе определить в брачном договоре имущество, которое будет передано каждому из супругов в случае расторжения брака, а также включить в брачный договор любые иные положения, касающиеся их имущественных отношений.

«Таким образом, супруги (бывшие супруги) вправе по своему усмотрению изменить режим общей совместной собственности имущества, нажитого в браке (или его части), как на основании брачного договора, так и на основании любого иного соглашения (договора), не противоречащего нормам действующего законодательства», – отмечено в определении Суда.

Со ссылкой на ряд положений Семейного кодекса РФ Верховный Суд пояснил, что супруги свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора. В этой связи он поддержал вывод суда первой инстанции о том, что стоимость спорной квартиры на момент заключения Сергеем Ульянченко ДДУ составляла 2,3 млн руб.

, а на момент заключения спорного соглашения о разделе имущества последняя оценивалась в 3,7 млн руб. «Из дела видно, что оспариваемое соглашение о разделе имущества между супругами Ульянченко и Кондрашевой от 3 мая 2017 г.

является самостоятельной сделкой, которой определены все существенные условия в целях урегулирования взаимных имущественных прав и обязанностей по разделу имущества, приобретенного сторонами в браке.

В результате заключенного на добровольной основе между ними соглашения о разделе имущества за истцом Ульянченко, являвшимся на момент заключения соглашения титульным собственником квартиры, право собственности на эту квартиру сохранилось при условии выплаты им ответчику Кондрашевой денежной компенсации без уточнения, за что именно эта компенсация выплачивается», – указал ВС.

Верховный Суд добавил, что супруги, в том числе бывшие, вправе по своему усмотрению не только изменять режим общей совместной собственности имущества, нажитого в браке, но и включать в брачный договор и в иное соглашение, определяющее имущественное положение его участников, любые не противоречащие закону условия (в том числе и о распоряжении имуществом, являющимся личным имуществом каждого из супругов). Включение таких условий в брачный договор или в соглашение о разделе имущества не может толковаться как незаконное, поскольку ст. 38 СК РФ запрета на это не содержит.

Таким образом, Суд отменил определение апелляции о признании недействительным соглашения о разделе имущества между супругами и вынесении нового решения, оставив в силе соответствующую часть судебного акта первой инстанции. В остальной части решение второй инстанции оставлено без изменения.

Руководитель семейной практики Коллегии адвокатов г. Москвы № 5, адвокат Татьяна Сустина отметила, что судебные споры о брачных контрактах достаточно молодые для России, поэтому практика по ним находится в стадии формирования.

«Категория всех семейных споров (в том числе урегулированных брачными контрактами) имеет свою специфику, ведь, находясь в острой стадии конфликта в бракоразводном процессе, каждая из сторон желает не только защитить себя, но и максимально усложнить жизнь другой стороны.

Казалось бы, брачный контракт должен нивелировать имущественный конфликт между супругами, но, к сожалению, он не всегда защищает от судебных тяжб, создавая сложности иного характера», – отметила она.

По словам эксперта, в рассматриваемом деле апелляционный суд вышел за пределы стандартного национального правоприменения, истолковав право гражданина на имущество шире, чем районный суд.

«Интересным является признание апелляционным судом недействительности сделки по основанию включения в предмет договора имущества, приобретенного до брака.

По всей видимости, вторая инстанция применила общие нормы права о разделе имущества по аналогии к контрактным отношениям в отсутствие прямого правового регулирования. С одной стороны, ст.

34, 38 СК РФ говорят только об имуществе, нажитом в браке или о будущем имуществе супругов, с другой стороны, данные нормы резонируют со ст. 7 СК РФ и ст. 421 ГК РФ, согласно которой граждане свободны в заключении договора и могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом», – пояснила адвокат.

Татьяна Сустина считает, что ст.

42 СК РФ устанавливает, что брачный договор может заключаться в отношении имеющегося у супругов имущества и исходя из буквального толкования данной нормы и всего семейного законодательства ограничений по моменту приобретения имущества нет.

«Таким образом, подход Верховного Суда, фактически установившего право супругов включать в супружеские соглашения имущество, приобретенное до брака, согласуется с семейным и гражданским законодательством и защищает договорные обязательства», – резюмировала она.

Адвокат АК «СанктаЛекс» Ольга Истомина считает, что выводы Верховного Суда сложно назвать революционными.

«Отменяя решение апелляции в части ничтожности соглашения о разделе имущества, ВС упомянул, что квартира хоть и была личной собственностью супруга, но титульным собственником он стал уже в браке и кадастровая стоимость ее на дату раздела увеличилась на 1,5 млн руб. В этой ситуации некритична выплата компенсации в 700 тыс. руб.

при сохранении права собственности на квартиру», – пояснила она. Эксперт добавила, что комментируемое определение вряд ли существенно повлияет на всю судебную практику, ведь каждое дело рассматривается индивидуально с учетом совокупности конкретных обстоятельств.

Ссылка на основную публикацию