Регистрационное рейдерство: как обжаловать незаконное отчуждение корпоративных прав «партнерами» по бизнесу

Регистрационное рейдерство: как обжаловать незаконное отчуждение корпоративных прав «партнерами» по бизнесу

PhotoXpress

Рейдерские захваты, конфликты совладельцев и менеджеров, сомнительные завещания, претендующие на активы внебрачные дети и разрушающие бизнес тяжбы наследников – это не фабула сериала про лихие 1990-е, а реальные проблемы, с которыми столкнулись сразу несколько крупных российских компаний за последние два года. Избежать корпоративных и внутрисемейных конфликтов из-за раздела наследственного имущества можно при помощи продуманной системы владения и управления активами с участием закрытых паевых фондов и управляющей компании, убеждены в УК «Сбер фонды недвижимости».

В конце июня 2021 г. миллиардер Олег Бурлаков из списка «200 богатейших бизнесменов России» (177-е место в списке Forbes в 2021 г. с состоянием $650 млн) скончался от последствий коронавирусной инфекции.

Смерть экс-совладельца Стройлесбанка, лакокрасочной фабрики Terpentin и парусной яхты «Черная жемчужина» стоимостью $250 млн положила начало громкому медийному конфликту его наследников.

Помимо двух дочерей и последней супруги, с которой Бурлаков вел бракоразводный процесс, претензии на наследство заявили сестра бизнесмена и ее муж (на основании найденного в Монако рукописного завещания), а также стюардесса личного самолета миллиардера (она обратилась в суд с заявлением об установлении отцовства ее несовершеннолетнего ребенка, родившегося якобы от Бурлакова).

За последние пару лет в похожей ситуации оказались семьи и партнеры нескольких крупных российских предпринимателей: создателя Natura Siberica Андрея Трубникова, владельца «Сибантрацита» Дмитрия Босова и президента «Ростагроэкспорта» Бориса Александрова. Раздел их наследства перерос в громкие корпоративные конфликты, судебные разбирательства и акционерные войны.

Регистрационное рейдерство: как обжаловать незаконное отчуждение корпоративных прав «партнерами» по бизнесу

/Евгений Разумный / Ведомости

К примеру, за смертью создателя творожных сырков «Б. Ю. Александров» в ноябре 2020 г. последовали раздел акций производящего эти сырки «Ростагроэкспорта» между пятью топ-менеджерами компании, серия встречных исков между бывшими партнерами бизнесмена и уголовное дело против совладельца компании Юрия Изачика о принуждении к сделке.

Самоубийство владельца «Сибантрацита» Дмитрия Босова вылилось в судебные тяжбы восьми прямых наследников.

Вдова предпринимателя Катерина Босова заявляла о рейдерской атаке на бизнес своего супруга, а родители Босова и его сыновья от первых двух браков оспорили в суде ее претензии на мажоритарную долю в активах. В апреле 2021 г.

все наследники получили по 10,71% группы «Аллтек», владеющей «Сибантрацитом», а в октябре продали компанию примерно за $1 млрд «Сибан холдингу» Альберта Авдоляна. И этот исход можно считать удачным.

В некоторых случаях споры за наследство наносят огромный урон бизнесу и перерастают в корпоративные конфликты. Так, в результате раздела имущества создателя косметических брендов Natura Siberica и «Рецепты бабушки Агафьи» работа компании была заморожена на несколько месяцев.

Основатель Natura Siberica Андрей Трубников скончался 7 января 2021 г., после чего в компании разгорелся наследственный и корпоративный конфликт.

На доли в наследстве претендуют двое детей от первого брака, ребенок от второго брака и третья жена Анастасия, с которой бизнесмен был в процессе развода.

Родственники бизнесмена не смогли договориться, кто будет управлять бизнесом, пока рассматривается наследственное дело. Доверительной управляющей хотела стать первая жена бизнесмена Ирина Трубникова, но ее кандидатуру не поддержала третья жена.

Нотариус назначил временного управляющего, которого группа наследников обвинила в рейдерстве. В августе центральный офис лишился 60% сотрудников, которые отказались взаимодействовать с новым руководством, сообщал The Bell.

А в сентябре компания прекратила работу 80 розничных магазинов, остановила производство и продажи товаров, писали «Ведомости».

Акционерных войн и разрушительных для бизнеса конфликтов удалось бы избежать, если бы владельцы бизнеса заранее позаботились о грамотном структурировании активов, считает генеральный директор «Сбер фонды недвижимости» Екатерина Черных. Один из возможных вариантов, по ее словам, – создание закрытого паевого инвестиционного фонда (ЗПИФ) для управления активами.

«Если бы владельцы бизнесов структурировали свои права собственности через ЗПИФ, то компании могли бы свободно функционировать и после потери бенефициара. В этом случае от имени пайщиков (будь то сами учредители или их наследники) действовала бы управляющая компания (УК) в рамках правил доверительного управления (ПДУ)», – объясняет она.

Доверительный управляющий помогает собственникам бизнеса защитить своих родственников от взаимных претензий и конфликтов, соглашается основатель и президент Vest Financial Group и Blackridge Capital Group Дэвид Кляйнхандлер.

«Наличие объективной сторонней точки зрения может быть полезным, поскольку избавляет любые обсуждения от эмоций, которые члены семьи могут принести за стол переговоров.

Наличие доверительного управляющего может гарантировать правильное управление вашим состоянием и его правильное распределение», – написал он в своей колонке для сайта биржи NASDAQ.

Инвесторы вносят в капитал ЗПИФа имущество (акции, облигации, недвижимость, доли в компаниях) или деньги, на которые приобретаются активы. Все имущество оценивается по стандартам МСФО 9, и инвесторы получают паи в фонде, соответствующие вкладу.

Пайщики формулируют ПДУ, в соответствии с которыми в дальнейшем УК будет вести дела фонда. Формирование фонда занимает от трех до шести месяцев.

После регистрации фонда и открытия счетов право владения на переданные в него активы остается у пайщиков ЗПИФа, право распоряжения переходит к доверительному управляющему – УК, которая действует от имени фонда. Информация о владельцах ЗПИФа публичному разглашению не подлежит.

Не будучи юридическими лицами, ЗПИФы не платят налог на прибыль. Доход от управления активами они могут реинвестировать в новый или действующий бизнес, а также выплачивать доходы пайщикам. Пайщик платит НДФЛ (13 или 15%) только с выплаченного ему дохода.

«ЗПИФ – наиболее эффективный инструмент для создания персональных финансовых холдингов. Он позволяет разделить юридическое и бенефициарное владение, снимает риски потери активов и делает наследование активов более предсказуемым и управляемым», – резюмирует Черных.

Она поясняет, что, передавая имущество в ЗПИФ, владелец бизнеса сохраняет право владения активами, но распоряжаться ими будет УК – в соответствии с ПДУ, сформулированными при создании фонда.

Влиять на операционное управление бизнесом владельцы активов могут через инвестиционный комитет.

«Если между собственниками или их наследниками возникает конфликт, это не мешает компании работать. У пайщиков нет права распоряжаться имуществом фонда, поэтому, пока участники инвестиционного комитета не придут к соглашению по основным вопросам, УК продолжает работать в соответствии с установленными при регистрации ЗПИФа ПДУ», – объясняет Черных.

Такое структурирование активов позволяет не только решить проблему передачи наследства, но и оптимизировать налоговую нагрузку и сделать структуру собственности непубличной, добавляет Черных.

Регистрационное рейдерство: как обжаловать незаконное отчуждение корпоративных прав «партнерами» по бизнесу

/PhotoXpress

Прозрачность – другая важная черта паевых фондов: их финансовая отчетность строго структурирована, ежемесячно УК направляет отчеты в ЦБ. За сохранность имущества ЗПИФа и контроль деятельности УК отвечает специализированный депозитарий. Все регистрационные действия с паями совершает специализированный регистратор, проверку фонда – аудитор, а оценку активов – независимый оценщик.

Главный недостаток фондов – низкая ликвидность паев, поскольку вторичного рынка по продаже долей в ЗПИФах не существует. «Собственники должны понимать, что после передачи имущества в ЗПИФ от их имени будет действовать УК на базе ПДУ, – добавляет Черных.

– Важно правильно выбрать УК (посмотреть, какое количество фондов у нее под управлением, сколько клиентов – если их много, УК есть что терять, и она с большой долей вероятности не будет нарушать законодательство), внимательно прочитать ПДУ и внести в них все необходимое для комфортного взаимодействия».

Индивидуальные ЗПИФы позволяют «упаковать» вместе разнородные активы инвесторов и более эффективно ими управлять, пишет Банк России в «Обзоре ключевых показателей паевых и акционерных инвестиционных фондов» за III квартал 2021 г.

С помощью ЗПИФа можно управлять средствами одного инвестора – так проще выполнять регуляторные требования при реинвестировании средств, проще передавать наследство и сохранять непубличность собственников, поясняет Банк России.

По его данным, на конец сентября 2021 г. в России было 383 ЗПИФа, которым владеет один собственник – физическое лицо. Средняя величина вложений в такие фонды – 4,1 млрд руб.

В целом на эти фонды приходится 27% средств частных инвесторов, вложенных в ЗПИФы.

По закону минимальный размер ЗПИФа составляет 25 млн руб., уточняет Черных. «Если предприниматель использует упрощенную систему налогообложения, ЗПИФ будет мешать.

Фонды целесообразно использовать для бизнеса на общей системе налогообложения и при стоимости чистых активов больше 150 млн руб.», – говорит она.

В «Сбер фонды недвижимости» стоимость работы УК с частным фондом составляет 1% от стоимости чистых активов в год.

УК заявляют о планах по масштабированию этого сектора ЗПИФов и снижению порога входа в него. Вместе с тем высокие постоянные расходы фонда оправданны только при достаточно значительной величине их активов, что накладывает ограничения на величину минимального порога входа», – отмечает Банк России.

Профилактика и борьба с коррупцией в России

Регистрационное рейдерство: как обжаловать незаконное отчуждение корпоративных прав «партнерами» по бизнесу

В России большие рентабельные предприятия всегда находятся под риском их принудительного отчуждения в пользу заинтересованных лиц — рейдеров. При этом вовремя распознать намерение сторонних агентов осуществить захват почти невозможно.

Рейдеры действуют тайно, зачастую прибегают к помощи сотрудников правоохранительных органов или иных недобросовестных представителей исполнительной власти. Подобные действия считаются преступлением. О том, что представляет собой рейдерский захват и кто такие рейдеры, что такое рейдерство? 

Слово «рейдер» (от англ.

«raider» — налётчик, захватчик) в России имеет то же значение, что и в США.

Основной метод давления на жертву сегодня — угроза уголовного преследования с компрометирующим информационным сопровождением.

Собственники, рискуя потерять не только имя, своих клиентов, имущество, но и свободу (в случае, если мошенники обладают сведениями о нелегальном выводе средств организации), вынуждены соглашаться на условия захватчиков.

Таким образом, рейдерство — это насильственный, силовой захват предприятия, осуществляющийся без согласия собственника или руководителя организации.

Рейдеры находят лазейки в законодательстве и уязвимые места в самой компании, являющейся жертвой, что позволяет им без труда произвести захват собственности. Рейдерство принято разделять на 3 типа:

Белое рейдерство. Протекает внешне в рамках закона. Захватчики срывают собрания акционеров, провоцируют дополнительные проверки компании контролирующими органами. 

Серое рейдерство. Действия захватчиков балансируют на грани преступления и законной деятельности. На определённых этапах могут быть совершены правонарушения, но по сути это не будет являться преступлением. 

Чёрное рейдерство. Подразумевает использование действий, противоречащих закону: шантаж, подкуп, угрозы, подделки судебных решений, силовое проникновение на предприятие и пр. Характерные методы рейдерства: Силовые действия (смена замков, охраны).

Использование каскадных методов. Смена конечных бенефициаров собственности. Давление на владельца фирмы. Противоправное присвоение имущества или земельных участков зачастую с использованием административных, государственных или силовых структур.

Провоцирование конфликтов между партнёрами.

Читайте также:  Александ Строкань поделился опытом защиты бизнеса от недобросовестной конкуренции на ix Ежегодном форуме юрисконсультов

Несанкционированный захват чужой собственности сегодня достиг в России небывалых размахов: по статистике, ежегодно происходит до 70 000 рейдерских захватов.

Особенность современного рейдерства в том, что защита от атак захватчиков требуется не столько крупным компаниям, сколько небольшим фирмам.

Если раньше бизнес отбирался типично криминальными, насильственными способами, то современные рейдеры используют внешне вполне легальные методы, например, искусственное создание кредитной задолженности фирмы-жертвы, незаконное приобретение долей в уставном капитале, внесение изменений в учредительные документы и др.

Для дальнейшей легализации действий по захвату бизнеса рейдеры привлекают штат квалифицированных юристов, а также силовые структуры — ОМОН, полицию и т.д. В итоге учредители лишаются имущественных прав, терпят большие убытки, а рейдеры практически за бесценок получают готовый бизнес.

Рейдерство негативно сказывается и на экономической ситуации, так как устраняет конкуренцию – неотъемлемую часть рыночной экономики, приводит к разорению малого и среднего предпринимательства, потере рабочих мест.

Рейдерский захват: ст. 159 УК РФ На 2019 год ситуация такова, что в Уголовном Кодексе нет отдельной статьи, регулирующей непосредственно рейдерство. В зависимости от метода, применённого при рейдерской атаке, преступников могут осудить более чем по 10 статьям.

Наиболее распространённой в судебной практике считается статья 159 УК РФ – мошенничество, которая предусматривает ответственность за присвоение чужого имущества посредством обмана или злоупотребления доверием. Помимо ст. 159, действия рейдеров нередко квалифицируются и по другим статьям УК РФ (по совокупности со ст. 159 или отдельно от неё), а именно: Ст.

179 УК РФ – насильственное принуждение владельца организации к заключению сделки по отчуждению имущества. Ст. 170 – применяется в отношении должностных лиц, регистрирующих незаконные сделки с искажением сведений ЕГРЮЛ и государственного кадастра. Ст. 170.1 — предоставление в регистрирующий орган заведомо ложных данных. Ст. 173.1 и 173.

2 — использование в ходе атаки подставных лиц и фирм-однодневок. Ст. 183 — получение секретных сведений, составляющих коммерческую тайну. Ст. 185.5 — подмена решения совета директоров/общего собрания. Ст. 186 — изготовление и сбыт ценных бумаг. Ст. 196 и 197 — фиктивное банкротство. Ст. 303 – предоставление сфальсифицированных доказательств в суд. Ст.

327 — подделка документов. Ст. 299 — незаконное возбуждение уголовного дела для воспрепятствования предпринимательской деятельности.

Данный перечень статей, применяемых для квалификации рейдерства, является неполным. В зависимости от обстоятельств дела и используемых схем, действия рейдеров и их соучастников могут квалифицироваться и по иным статьям УК РФ. Однако на практике большинство приговоров выносится рейдерам на основании одной из 7 частей ст.

159 УК РФ, предусматривающей наказание за мошенничество, совершённое гражданином или группой лиц с целью приобретения прав собственности на чужое имущество обманным путём с превышением должностных полномочий, под давлением или по предварительному сговору. Уголовный Кодекс предусматривает максимальную ответственность по ст.

159 УК РФ (ч. 4) в виде лишения свободы сроком до 10 лет. Как происходит рейдерский захват? Сценарии рейдерского захвата планируются обычно заранее и могут быть самыми разными. Методы, применяемые при рейдерском захвате Вооруженные люди в чёрных масках на лице – именно так видится рейдерский захват обычному гражданину РФ.

 

Однако сейчас силовой захват предприятия уходит в прошлое, а на смену пришли более изощрённые методы: Общественное давление. Рейдеры организуют всевозможные акции общественного характера.

К примеру, устраивают демонстрацию жителей домов, расположенных рядом с предприятием, что мешает нормальной работе (шум от производственной деятельности, загрязнение окружающей среды и т.п.). К процессу привлекают прессу и представителей контролирующих служб, которые якобы находят масштабные нарушения.

Хозяин предприятия вынужден выходить на контакт с мошенниками. Манипуляции с акциями. Рейдеры скупают акции у мелких акционеров, а в дальнейшем всевозможными способами мешают нормальной работе предприятия. 

Судебные разбирательства длятся месяцами, что в итоге ведёт к краху бизнеса. В такой ситуации владельцу легче продать компанию и вернуть хотя бы часть своих денег. Банкротство.

Рейдеры выкупают денежные обязательства предприятия, а затем выставляют собственнику нереальные требования. Погасить долги владелец не может: запускается процесс банкротства, а некогда успешная компания продаётся за копейки.

Вышеуказанные методы захвата частной собственности, конечно, нельзя назвать честными, но с юридической точки зрения, они вполне законны. 

Рейдерские захваты в России могут носить и типично преступный характер. Действуют насильственными методами люди, имеющие серьёзные связи в органах исполнительной власти. Среди таких методов: Подделка документации. Эта уголовно наказуемая схема является одной из самых распространённых в России.

С помощью подделки документов назначается новый гендиректор, меняется состав основных должностей. Предприятие также меняет свой юридический адрес.

Настоящему владельцу фирмы изменить ситуацию не удаётся, поскольку за дело берутся сотрудники исполнительных органов, госслужащие, вошедшие в сговор с рейдерами. 

Силовой захват. Группа вооруженных людей (зачастую в чёрных масках) заходит на предприятие, и после довольно продолжительного «совещания» у фирмы появляется новый владелец. Подобные операции чаще проводятся в отношении небольших, но довольно успешных фирм.

Сценарии рейдерских атак Рейдерский захват предприятия чаще всего развивается по одному из 2 сценариев: Распродажа активов. После захвата собственности происходит уничтожение материальных активов: продаётся всё оборудование, сносится здание.

Заказчиком в данном случае выступает конкурент или застройщик, которому нужен только земельный участок. Расширение бизнеса. Жёсткая конкуренция приводит к тому, что двум предприятиям, занимающимся схожей деятельностью, становится тесно в городе.

При помощи рейдеров один из владельцев захватывает конкурента и поглощает предприятие. 

Рейдеры сегодня – это, в первую очередь, команда высококлассных юристов. Отыскав уязвимые места в уставных положениях компании, они могут внешне законным способом перевести частную собственность на имя другого человека. Перед захватом рейдеры проводят большую подготовительную работу.

Они обращают внимание на каждую мелочь: выясняют финансовые показатели предприятия, стоимость земли и производственных активов, узнают, какие службы охраняют объект, имеется ли у владельца связи в прокуратуре или в органах местной власти.

При необходимости проводятся дополнительные мероприятия, например, подкуп налоговых инспекторов, судей, госслужащих и прочих «важных» лиц. 

Как противостоять рейдерскому захвату? Каждый год в РФ принимаются законы, препятствующие развитию рейдерства. Но захватчики находят новые юридические лазейки, поэтому бизнесменам нужно всегда быть начеку.

Для предотвращения захвата собственности успешный предприниматель должен быть готов заранее к атаке рейдеров. Акцентировать внимание следуют на таких моментах, как: Наличие в компании юридического отдела. Команда грамотных юристов минимизирует попытки рейдерского захвата.

Надёжное хранение документов. Учредительные документы, устав предприятия и финансовые отчёты должны храниться в надёжном месте, а также иметь нотариально заверенные дубликаты. Проверенные люди.

На ключевых должностях (главного бухгалтера, начальника юридического отдела, начальника охраны предприятия) должны быть только проверенные люди. 

Профессиональная защита от возможного рейдерского захвата необходима любой успешной компании. И превентивные меры в данном случае имеют первостепенное значение. Но если компания не готова к атаке и захват уже начался, то в большинстве случаев спасти её от рейдеров не удаётся.

Рейдерский захват квартиры: как защитится от него? Так называемые бытовые рейдеры присваивают право собственности на квартиры и собственные дома. Какие схемы используют мошенники для присвоения чужого имущества? Рассмотрим их далее: Незаконные судебные решения.

Продавец квартиры уезжает из страны, а третье лицо оспаривает через суд сделку. Обман одиноких людей. Рейдеры обманным путём получают нужные подписи от не имеющего родственников пожилого человека. Спустя некоторое время у квартиры или дома появляется новый владелец. Присвоение жилища, оставленного без присмотра.

Если квартира часто остаётся без присмотра (например, хозяин подолгу бывает в командировках), то после подделки документов у жилища появится новый хозяин. 

Меры предосторожности: Заключайте с квартирантами заверенный у нотариуса договор. Не стоит опираться только на устные соглашения. При частых командировках ставьте квартиру на сигнализацию, а документы о праве собственности храните в другом месте, иначе их могут украсть и провести ряд манипуляций с жилищем.

Гражданский брак также нередко приводит к захвату жилища. Известна схема, при которой квартира продаётся женой, а через некоторое время в жилище появляется муж с требованием вернуть определённую сумму денег за ранее проделанный им в квартире дорогостоящий ремонт. В случае отказа рейдер подаёт на новых владельцев в суд.

Куда обращаться? Защищаться от рейдерства необходимо через суд и правоохранительные органы. Чтобы привлечь к ответственности рейдера за попытку осуществления незаконного захвата бизнеса или жилища, необходимо доказать наличие таких составов преступлений, как: мошенничество (ст. 159); самоуправство (ст. 330).

вымогательство (ст. 163). Д

ля инициирования расследования по рейдерскому захвату нужно составить заявление и обратиться в полицию и прокуратуру.

Если в возбуждении уголовного дела отказано, то жертве следует инициировать судебное разбирательство или подать жалобу в вышестоящие органы.

Только грамотная защита в суде и наличие доказательств по факту мошенничества, подделки документов, шантажа помогут отбить рейдерскую атаку на предприятие.

Все права защищены законодательством РФ, при копировании материалов ссылка на «Общественная база данных коррупционеров» является обязательной.

Регистрационное рейдерство: как обжаловать незаконное отчуждение корпоративных прав «партнерами» по бизнесу http://corrypcii.net/zashita_biznesa

Как защититься от уголовных рисков в бизнесе: советы практикующих юристов

По оценке The Bell, в России по экономическим преступлениям ежегодно осуждают от 5 000 до 15 000 бизнесменов и топ-менеджеров.

Какие риски уголовной ответственности чаще всего грозят малому и среднему бизнесу и как их снизить — рассказывает Владимир Савченко, сооснователь юридического сервиса «Ракета».

Если дело дойдёт до суда и приговор будет обвинительным, можно получить от 2 месяцев до 10 лет — и это не считая штрафов. Например, штраф за уклонение от уплаты налогов составляет от 100 000 до 500 000 рублей, а штраф за мошенничество без отягчающих обстоятельств — до 120 000 рублей.

Наготове нужно быть всегда, а не только перед плановым приходом налоговой инспекции.

Тем более, что зачастую бизнесмены даже не понимают, чем рискуют. Кто-то по мере роста оборотов открывает вторую компанию, чтобы продолжить работу по УСН, и получает обвинение в уклонении от уплаты налогов.

Читайте также:  Рейдерське захоплення, стаття Кирила Фесика для «Юридичної практики»

Кто-то по просьбе госзаказчика, которому нужно успеть освоить бюджет, подписывает акты выполненных работ за пару недель до их фактического завершения.

Если правоохранительные органы узнают об этом, бизнесмену грозит уголовное дело.

Вот самые распространённые экономические статьи УК РФ, по которым обвиняют бизнесменов:

  • статья 159 — мошенничество;
  • статья 199 — уклонение от уплаты налогов, сборов и (или) страховых взносов;
  • статья 160 — присвоение или растрата;
  • статья 145.1 — невыплата заработной платы;
  • статья 171 — незаконное предпринимательство, самая частая причина обвинений — отсутствие лицензии;
  • статья 196 — преднамеренное банкротство;
  • статья 291 — дача взятки;
  • статья 204 — коммерческий подкуп.

Чтобы быть готовым к визиту правоохранительных органов, стоит взять под контроль самые распространённые риски.

УСН — упрощённая система налогообложения

Риски возбуждения уголовного дела, которые возникают из-за действий предпринимателя, действий его партнёров и сотрудников, — это внутренние риски, которыми можно и нужно управлять.

Бизнесмены уже делают это, контролируя управленческую, кадровую и бухгалтерскую отчётность. Но есть внутренние риски, о которых предприниматели забывают или не видят в них опасность. Разберём их подробнее.

Часто бывает так, что вчера партнёры дружили и строили совместные планы по развитию бизнеса, а сегодня стали заклятыми врагами. Причиной чаще всего становится перераспределение власти или денег. Если совладельцы не смогут договориться, это может привести к банкротству бизнеса и субсидиарной ответственности по долгам, когда эти долги приходится выплачивать личным имуществом.

Случается, что тот, кто проиграл в корпоративном споре, наказывает оппонента — вытаскивает любой проблемный вопрос и обвиняет в этом другого партнёра.

Например, сообщает в налоговую о нарушениях, по которым могут возбудить уголовное дело и дать реальный срок. Самое обидное — всю компрометирующую информацию контролирующим органам передаст бывший друг, ведь у него есть все данные бухгалтерского учёта, документы о выплатах дивидендов, кадровые и другие документы компании.

  • Проверить учредительные документы. Непродуманный устав часто провоцирует проблемы и тормозит принятие решений. Если часто с партнёрами нельзя прийти к компромиссу, стоит проконсультироваться с юристом. Он подскажет, какие изменения внести в устав, чтобы снизить риски для всех партнёров.Например, совладельцы постоянно конфликтуют из-за распределения прибыли. Один встречается с поставщиками, ищет новых клиентов, занимается ремонтом помещений, а второй только приходит на общие собрания. По закону прибыль распределяется пропорционально между владельцами, но эти пропорции можно изменить в уставе — об этом предприниматели должны договориться сразу, чтобы в будущем не возникали споры.
  • Подписать корпоративный договор, где установить порядок разрешения конфликтов

Противодействие рейдерскому захвату фирм

Зачастую в бизнесе складываются ситуации, когда физическое или юридическое лицо, реально владеющее каким-либо обществом (как правило, с ограниченной ответственностью), не желая по тем или иным причинам афишировать факт своего реального участия в деятельности этого ООО, формально утверждает в качестве учредителей такого общества сторонних лиц.

Это могут быть друзья, знакомые, родственники, а могут быть и совершенно посторонние люди, для которых подобная деятельность является способом заработка.Однако при всех плюсах той конфиденциальности, которые дает подобная схема работы Общества, она несомненно порождает и вполне конкретные риски, которых любому собственнику хотелось бы избежать в максимальной степени.

И важнейшее место в перечне подобных рисков, без сомнения,  занимает риск рейдерского захвата ООО. Как известно человеческие взаимоотношения вещь весьма изменчивая, а от любви до ненависти – всего один шаг. Это утверждение не менее справедливо для бизнес-отношений, нежели для любых других сфер человеческой жизни.

Часто люди, ещё недавно бывшие замечательными партнёрами и добрыми друзьями, в один момент становятся заклятыми врагами. И неважно, что послужило катализатором таких изменений: межличностный конфликт, расхождение взглядов на дальнейшие перспективы деятельности компании или банальная человеческая жадность.

Гораздо важнее те негативные последствия, которые несет такой конфликт для предпринимательской деятельности.

Представим себе ситуацию следующего плана: лицо, являющееся фактическим учредителем организации, но, по каким-то причинам, не желавшее официально значиться в роли такового, а потому занимающее лишь должность генерального директора в своём ООО, однажды (в один совсем не прекрасный день), получает по почте извещение от формального учредителя о том, что решением этого самого учредителя он отстранён от исполнения функций генерального директора в его же Обществе.

Еще сильнее усугубляется ситуация в том случае, если у ставшего жертвой рейдерского захвата ООО, имеется достаточно ликвидное имущество, а на расчётном счету находятся серьёзные денежные средства. В этот момент реальный собственник фирмы-жертвы рейдерского захвата встает перед дилеммой.

С одной стороны – такие действия являются фактически рейдерством, поскольку лицо, лишь формально являющееся учредителем в Обществе (часто даже не участвовавшее ни в создании, ни в функционировании этого Общества), использовало предоставленные ему законом права в целях изъятия Общества и всех его активов у реального собственника, с последующим помещением их под свой контроль.С другой стороны, действия такого Учредителя являются абсолютно законными и никоим образом не нарушают ни нормы гражданского, ни нормы уголовного законодательства.Кроме того, подобного рода действия (например, по смене директора, путём смены учредителя) несомненно, могут быть осуществлены и третьими лицами, которые с помощью весьма сомнительных, а порой и откровенно незаконных методов, могут получить полный контроль, как над самой фирмой, так и над принадлежащим этой фирме имуществом (в первую очередь, конечно, над денежными средствами на её счетах).Какие же методы защиты против подобного рода посягательств могут быть предложены реальному собственнику, чтобы, если не полностью нивелировать негативные последствия произошедшего, то хотя бы свести их к минимуму?В первую очередь это, безусловно, меры профилактического характера. Давно известно, что любую болезнь проще предупредить, чем вылечить. Отсюда следует вывод, что к использованию в деятельности ООО схем с использованием номинальных учредителей следует прибегать лишь в самых крайних случаях.

Если же применения такой схемы избежать нельзя, то главное, что можно посоветовать в такой ситуации – произвести немедленную смену формального учредителя на другое лицо (крайне желательно – на действительного учредителя ООО) при первых же признаках возможного конфликта.

Но даже тогда когда конфликт уже случился, и недоброжелатели всё же получили доступ к непосредственному управлению фирмой, (её имуществу) то даже в этом случае еще не всё потеряно. Казалось бы, действительно, с формальной точки зрения — в такой ситуации все рычаги воздействия у собственника изъяты, и незадачливый коммерсант может лишь смириться с произошедшим и начинать прощаться со своим имуществом. При этом, к сожалению, многими совершенно упускаются из виду те рычаги воздействия, которые хоть и не являются очевидными, но все еще имеются в распоряжении бывшего собственника.

Между тем, эти рычаги вполне могут позволить, если и не вернуть контроль над Обществом действительному учредителю – то кардинальным образом уменьшить его потери от такого рейдерского захвата ООО (например – вернуть собственнику все или большую часть денежных средств оказавшихся на расчётных счетах захваченной фирмы), попутно серьезно усложнив жизнь захватчикам (что тоже, согласитесь, весьма приятно). При этом к решению своей проблемы собственник может привлечь и банк, в котором у захваченной организации имеются расчётные счета, и государственные органы, и судебные инстанции.

Однако действовать в таком случае собственнику необходимо быстро и решительно, и, ни в коем случае, не допускать паники. Не менее важно действовать аккуратно и чётко представляя себе тот результат, которого необходимо добиться.

Безусловно, для того чтобы увидеть и должным способом использовать весь спектр таких возможностей необходимо обладать оригинальным и нестандартным мышлением, умением видеть все возможные пути развития конкретной проблемной ситуации и  предугадать ходы противника своего. Выработать действенные методы противодействия им.

И, к сожалению, без посторонней помощи в данном случае обойтись очень трудно (если вообще возможно).

Стоит отметить, что только специалисты, обладающие перечисленными выше качествами, вооруженные глубоким пониманием сути такого экономического явления как рейдерство, обладающие солидным багажом опыта в разрешении подобных ситуаций, могут обеспечить бывшему собственнику максимально возможную защиту его прав и законных интересов, и, что немаловажно, гарантировать полную конфиденциальность в решении проблемы клиента.

Рейдерский захват статья ук рф 159

Рейдерство в УК РФ как преступление не закреплено в отдельной статье, но более 10 различных статьей предусматривают ответственность за те или иные действия по незаконному захвату собственности. Наиболее распространённой статьей, которая применяется на практике при квалификации действий рейдеров, это статья 159 УК РФ (мошенничество);

сама диспозиция данной статьи, предусматривающая ответственность за хищение чужого имущества путём обмана или злоупотребления доверием, полностью охватывает действия злоумышленников по захвату чужого бизнеса. Помимо указанной статьи действия рейдеров нередко квалифицируются по следующим статьям УК РФ (по совокупности со статьёй ст. 159 или отдельно от неё):

  • 179 УК РФ, если рейдер принуждает владельца организации заключить сделку по отчуждению имущества под угрозой насилия;
  • 170.1 — в случаях, когда в регистрирующий орган представляются заведомо ложные данные в целях внесения недостоверных сведений в ЕГРЮЛ, реестр ценных бумаг или систему депозитарной учета;
  • 170 — в отношении должностных лиц, регистрирующих заведомо незаконные сделки, искажающих сведения ЕГРЮЛ и государственного кадастра;
  • 173.1 и 173.2 — при использовании в процессе захвата фирм-однодневок и подставных лиц;
  • 183 — при незаконном получении сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну;
  • 185.5 — фальсификация решения общего собрания или совета директоров общества;
  • 186 — в части изготовления и сбыта ценных бумаг;
  • 196 и 197 — преднамеренное и фиктивное банкротство;
  • 303 — фальсификация доказательств, — при представлении в суд в целях получения неправосудного акта поддельных документов;
  • 327 — подделка документов;
  • ч. 3 ст. 299 — незаконное возбуждение уголовного дела в целях воспрепятствования предпринимательской деятельности.

Приведённый перечень является неполным, в зависимости от конкретных обстоятельств дела и используемых схем органы следствия могут квалифицировать действия рейдеров и их соучастников, совершающих в процессе захвата собственности сопутствующие общественно опасные деяния, по иным статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за налоговые и иные преступления в сфере экономической деятельности, преступления против собственности и должностные преступления, преступления против правосудия, а также против жизни и здоровья граждан.

Читайте также:  How to issue a divorce quickly?

Депутаты и сенаторы Федерального собрания РФ неоднократно предлагали включить в УК РФ статью 159.

7 УК РФ, предусматривающую ответственность непосредственно за рейдерский захват, причем наказание предлагалось сделать суровым — до 20 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Представляется, что в связи с распространенностью данного деяния и его повышенной общественной опасностью, такие предложения вполне обоснованы;

как мы отметили выше, имеющаяся редакция диспозиции статьи 159 УК РФ полностью охватывает действия правонарушителей по захвату чужой собственности, в связи с чем нет необходимости введения в кодекс отдельной статьи, предусматривающей ответственность за рейдерство. Между тем санкция части 4 ст. 159 УК РФ, по которой и привлекаются к отвественности рейдеры, предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы сроком до 10 лет, относя эти преступления к категории тяжких.

Введение отдельной части в ст.

159 УК РФ в отношении рейдеров позволило бы выделить это деяние в качестве вида мошенничества, предусмотрев повышенную ответственность за совершение подобных деяний с отнесением их к категории особо тяжких преступлений.

Все это способствовало бы сохранению стройности системы уголовного законодательства, облегчило бы практическое применение статьи в данной части, а также способствовало бы более полной реализации превентивной функции уголовного закона.

В случае введения в закон новой части ст.

159 УК РФ, вполне логично было бы отнести расследование уголовных дел данной категории к подследственности следователей Следственного комитета РФ, к которой отнесена основная масса преступлений в сфере экономической деятельности; это, на наш взгляд, положительным образом сказалось бы как на качестве расследования, так и на исключении споров о подсудности и соблюдении сроков при проведении проверок сообщений о фактах рейдерских захватов.

В глобальном понимании рейдерство неистребимо, пока будут существовать пробелы в законодательстве, взяточничество и коррупция. Но любой фирме под силу снизить риск «попадания в руки» рейдеров. Для этого следует придерживаться следующих правил:

  • полномочия в доверенности на любого сотрудника должны быть строго ограничены на решение узкого круга задач;
  • передача активов и отчуждение собственности могут быть прерогативой совета директоров, а не менеджеров;
  • процесс сбыта (передачи) третьим лицам долей в уставном капитале общества, недвижимого имущества, основных средств должен быть строго регламентирован отдельным внутренним нормативным документом общества с определением основополагающих положений в уставных документах;
  • к выбору сотрудников, особенно топ-менеджеров, бухгалтеров, материально-ответственных и доверенных лиц стоит отнестись внимательно — лучше проверять их личности через службы безопасности или специальные агентства;
  • акционерный капитал стоит по возможности максимально консолидировать в одних руках; при наличии множества акционеров необходимо реализовать систему мер по предотвращению скупки определённого количества (дающего право решающего голоса) акций сторонними лицами без ведома учредителей (основных акционеров);
  • в устав следует быть введено правило о преимущественном праве покупки долей или акций, недвижимого имущества, основных средств, внутренних (внутрихолдинговых) векселей и иных долговых обязательств соответственно участниками (учредителями) и юридическими лицами, входящими в холдинг или группу предприятий;
  • номинальных лиц в управлении компанией нужно избегать;
  • в фирме должна действовать отлаженная система защиты информации;
  • в организации необходима отдельная регламентация и строгий учёт действий по выпуску векселей и иных долговых обязательств;
  • необходимы регламентация и строгий учёт всех действий по изготовлению, хранению и использованию печатей и штампов, используемых организацией в своей деятельности;
  • необходима регламентация и строгий учёт взаимоотношений между руководителями и сотрудниками, входящими в административный аппарат общества, с внедрением практики «служебных записок» хотя бы в отношении тех действий или процессов, которые могут повлечь образование задолженности, реализацию долей в капитале общества, недвижимого имущества и основных средств;
  • следует избегать сосредоточение функций по реализации основных активов общества и распоряжению крупными суммами денежных средств в руках одного лица, не являющегося основным или единственным собственником общества; при удалении собственников бизнеса от управления обществом необходима регламентация в уставных документах процедуры истребования их согласия на осуществление значимых сделок;
  • необходимо поручить юристу или юридическому отделу не реже чем раз в месяц проверять базы ГАС «Правосудие» и иные базы судов на предмет наличия в производстве судов дел с участием либо в отношении общества;
  • желательно закрепление в уставных документах общества принципа, согласно которому все действия по реализации долей в уставном капитале, недвижимого имущества и основных средств осуществляются конкретным нотариусом или нотариусами определенных нотариальных округов;
  • вся деятельность фирмы должна осуществляться в строгом соответствии с действующим законодательством.

Штатному юристу, никогда не сталкивавшемуся с захватом чужой собственности, трудно оценить все риски и снизить их. В случаях, когда организация подвергается рейдерскому захвату, пострадавшие лица оказываются перед лицом целого ряда проблем: правоохранительные органы отказываются возбуждать уголовные дела;

  • проверки по заявлениям о преступлении проводятся сотрудниками подразделений ЭБиПК МВД РФ формально и с нарушением процессуальных сроков;
  • материалы проверок пересылаются из одного территориального подразделения в другое, из органов полиции в органы СКР в связи со спором о подследственности;
  • не редко в возбуждении уголовного дела отказывается со ссылкой на наличие корпоративного спора и гражданского правонарушения.

Большое распространение в последние годы получил не предусмотренный законом термин «технический отказ», — оперативные сотрудники, не успевая принять закончить проверку в предусмотренный УПК РФ максимальный 30-дневный срок, выносят необоснованные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в расчете на отмену постановления прокуратурой с получением дополнительного месяца для проведения дополнительной проверки.

Как рассказывает сам Борис Титов, обращений в центр приходит много, но помочь пока удалось лишь 12 бизнесменам.

На примере писем, ежедневно приходящих на адрес бизнес-омбудсмена, «Эксперт Online» решил выяснить, каковы сегодня основные цели и схемы давления на бизнес.

Три четверти от общего количества писем указывают на преследование по статье 159 УК РФ «Мошенничество».

ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ:  Можно ли уволить сотрудника по статье за недоверие

Как отмечает ведущий научный сотрудник Института проблем правоприменения Европейского университета в Санкт-Петербурге Элла Панеях, данная статья так популярна из-за своей простоты. «Правоохранительные органы не умеют расследовать сложные дела и специально их упрощают.

Следователь просит оперативника добыть то, с чем ему будет проще работать. Поэтому самая массовая статья, под которую попадают предприниматели, – статья 159 УК «Мошенничество»», – объясняет эксперт.

Наиболее распространенными видами «мошенничества» оказываются мошенничества с субсидиями по кредитам, с землей, нарушение авторских прав, налоговые махинации, незаконная предпринимательская деятельность.

Заинтересованными выступают как представители бизнеса, так и чиновники и силовики.

Вот несколько примеров из «портфеля» Бориса Титова. Дело владельца свинофермы Евгения Бондарева из Иркутска. Ферму Бондарев строил на кредит Россельхозбанка. В рамках нацпроекта «Сельское хозяйство» получил субсидии на проценты по кредиты. Вменили мошенничество с целью похитить субсидии. Ни Минсельхоз, ни банк претензий не имеют.

Защита от рейдерства — как обезопасить свою компанию?

), то в настоящее время рейдеры в подавляющем большинстве случаев используют внешне законные способы, например, искусственное создание или покупку кредитной задолженности организации-«жертвы», внесение изменений в учредительные документы и незаконное приобретение долей в уставном капитале, выпуск фиктивных долговых обязательств и векселей.

Для последующей легализации действий по захвату бизнеса привлекается штат квалифицированных юристов и адвокатов, которые используют средства гражданского судопроизводства и в качестве представителей получают необходимые судебные решения. Кроме того, рейдерство может производиться при «поддержке» силовых структур — ОМОНа, полиции и т.д.

В отличие от цивилизованного бизнеса, где слияние и поглощение предприятий как формы реорганизации основаны на взаимном согласии и равноправии сторон, а добрая воля лица, передающего бизнес или его часть явно выражена и не подвержена сомнению, в случае рейдерства захват активов происходит вопреки воле его предыдущих собственников.

Негативно рейдерство сказывается и на экономической ситуации, поскольку оно устраняет конкуренцию — неотъемлемую составляющую рыночной экономики, приводит к разорению среднего и малого бизнеса, потере рабочих мест.

При достаточном количестве денежных средств следует воспользоваться услугами ЧОП (частные охранные предприятия), которые в ключевой момент не позволят рейдерам попасть в здание. Либо смогут оказать сопротивление, если захватчики уже успели проникнуть внутрь и попытались навести там свой порядок.

Тем не менее помните, что рейдеры известны подкупом не просто так и за круглую сумму ЧОП может сыграть им на руку, а владельцу компании – в убыток.

Поэтому следует пользоваться услугами таких предприятий только тогда, когда у них есть довольно громкое имя и очень серьёзная репутация.

В таких условиях сохранение своего статуса для этой организации будет стоить гораздо больше, чем нелепая взятка от рейдеров.

Также следует создать юридический отдел, состоящий из квалифицированных специалистов, который будет заниматься минимизацией попыток захвата. Документы устава и финансовой отчётности следует хранить в надёжном месте и иметь заверенные нотариально дубликаты всех важных бумаг. Также хорошим противодействием рейдерскому захвату будет наличие «своих» людей на ключевых должностях.

Лишь грамотная защита в суде профессиональным юристом (специализирующимся в этом направлении) и доказанные факты мошенничества, фальсификации и шантажа помогут справиться с рейдерской атакой на бизнес. Других способов справиться с рейдерами на данный момент, к сожалению, не существует.

В 2010 году благодаря Д.Медведеву были осуществлены изменения в уголовном кодексе и ст. 151 УПК РФ, которые должны были ужесточить наказания за рейдерские захваты и связанные с ними преступления.

Эти нововведения позволили привлекать к ответственности злоумышленников ещё на начальном этапе захвата. Если раньше сроки были условными и символическими, то сейчас:

  1. За фальсификацию ЕГРЮЛ и реестра владельцев ценных бумаг грозит штраф (100-300 тыс. руб.) и тюремное заключение на 2 года.
  2. За угрозы насилия рейдер лишается свободы на 3-7 лет и помимо этого обязан выплатить штраф (до 500 тыс. руб.).
  3. За подмену результатов и решений собрания акционеров или совета директоров грозит штраф (100-500 тыс. руб.) либо денежное взыскание (100-300 тыс. руб.) с последующим тюремным сроком до 5 лет (в зависимости от тяжести преступления).
Ссылка на основную публикацию