Срочная остановка экстрадиции по правилу 39 Регламента ЕСПЧ

Срочная остановка экстрадиции по правилу 39 Регламента ЕСПЧ

PATRICK SEEGER / EPA / ТАСС

Российский Минюст направил ЕСПЧ письмо с запросом о пересмотре решения по делу Алексея Навального, которого суд потребовал «немедленно освободить». Защита оппозиционера, в свою очередь, направила жалобу на это письмо в комитет министров Совета Европы – адвокаты просят позицию российского юридического ведомства игнорировать.

Напомним расклад. Защита Навального опубликовала решение ЕСПЧ, принятое в соответствии с правилом 39 регламента суда «в интересах сторон и надлежащего ведения разбирательства», дать указание России «освободить заявителя». Решение было настолько беспрецедентным, что вызвало бурю эмоций и споров.

Но для знакомых с практикой ЕСПЧ указание «срочно освободить» Навального выглядит как необдуманное и политически мотивированное решение.

Как заметил российский Минюст, Россия не сможет освободить Навального, осужденного по делу «Ив Роше», в рамках обеспечительных мер по требованию ЕСПЧ, так как это будет грубым вмешательством в работу судебной системы суверенного государства, «определенным переходом за красную линию».

Что такого особенного и неправильного в этом решении Европейского суда? Посмотрим на разъяснения самого ЕСПЧ и его практику непредвзятым взглядом, без учета самого уголовного дела Навального.

Итак, Европейский суд на своем сайте разъясняет: «Суд в соответствии с правилом 39 регламента суда может указать на временные меры любой договаривающейся стороне конвенции.

Временные меры – это срочные меры, которые в соответствии с устоявшейся практикой суда применяются только там, где есть неизбежный риск нанесения непоправимого вреда». И далее: «В большинстве случаев заявитель просит о приостановлении высылки или выдачи.

Суд удовлетворяет такие просьбы о принятии временных мер только в порядке исключения, когда в противном случае заявитель столкнется с реальной опасностью серьезного и необратимого вреда».

Какой «серьезный и необратимый вред» может быть нанесен Навальному? Он не жаловался на пытки, на плохие условия, на отсутствие питания. Мало того, государство сейчас несет повышенную ответственность за его жизнь и здоровье.

Вся история применения правила 39 регламента Европейского суда была почти всегда связана с временным запретом экстрадиций, как в деле Babar Ahmad and Others v. United Kingdom (No. 24027/07, 11949/08, 36742/08, 66911/09 и 67354/09) или в деле Nivette v. France (жалоба № 44190/98).

В последнем случае заявителя, гражданина США, подозревали в убийстве своей подруги. Он утверждал, что его экстрадиция в США противоречила бы статье 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, так как за такого рода преступление ему угрожала смертная казнь либо пожизненное заключение.

Европейский суд по правам человека постановил в порядке правила 39 остановить экстрадицию в США. Также срочные меры применялись по целой группе дел, связанных с необходимостью обеспечения лечения, как, например, в деле Paladi v. Moldova (No.

 39806/05), когда суд потребовал от правительства Молдовы не передавать заявителя из специализированной больницы, куда он был принят, обратно в тюремную больницу, где он ранее содержался, пока суд не рассмотрит это дело. Иные дела очень редки. Так, например, в деле K.A.S. v.

The United Kingdom (№ 38844/12) ЕСПЧ постановил остановить экстрадицию заявительницы в США, поскольку перед экстрадицией власти не определили судьбу ее шести несовершеннолетних детей. Но и эти дела и близко не имеют ничего общего с требованием «взять и выпустить в интересах сторон».

Кстати, в одном из самых известных российских дел, связанных с применением правила 39 регламента Европейского суда, – Aleksanyan v. Russia (No.

 46468/06) – суд не потребовал «немедленно выпустить» человека, страдавшего ВИЧ и онкологией, а указал лишь на необходимость его лечения в подходящих условиях.

И на этом примере очень хорошо видно, насколько неожиданно и беспрецедентно решение ЕСПЧ в случае с Навальным.

Из позиции Минюста и направленных им в Европейский суд письменных возражений, требующих пересмотреть его решение относительного Навального, очевидно, что Россия даже и не подумает исполнять подобное предписание.

Даже Европейский суд не может заставить независимый суд независимого государства рассмотреть дело, как он того желает. Указать на необходимость и целесообразность пересмотра может, а обязать принять определенное решение – нет.

И неоднократные прецеденты неисполнения указаний ЕСПЧ по правилу 39 известны. Ничего экстраординарного в тех случаях не случилось.

Обеспечительные меры ЕСПЧ | Правило 39 регламента ЕСПЧ

Длительность судебных процедур в Европейском суде приводит к тому, что многие считают институт ЕСПЧ неэффективным на этапе рассмотрения дела в Суде.

Однако это не так и у Европейского суда есть возможность принимать оперативные меры реагирования до момента рассмотрения жалобы.

Конечно, обеспечительные меры ЕСПЧ принимаются в исключительных случаях, когда есть риск угрозе жизни или наступлении непоправимых последствий. Но, тем не менее, такие возможности есть.

Сам механизм применения обеспечительных мер закреплен в Правиле 39 Регламента.

  В соответствии с этим правилом 39 регламента ЕСПЧ по обращению стороны в деле или любого другого заинтересованного лица либо по своей инициативе Палата или, в соответствующих случаях, председатель секции или дежурный судья вправе указать сторонам на обеспечительные меры, которые следует принять в интересах сторон или надлежащего порядка проведения производства по делу. Согласно Практическому руководству по применению обеспечительных мер (правило 39 Регламента Европейского Суда по правам человека), изданному Европейским Судом по правам человека, указанные меры являются обязательными для государства, в отношении которого эти меры были приняты.

Такая обязанность вытекает из того, что в статье 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод государства-участники обязываются воздерживаться от любого действия или бездействия, которое может воспрепятствовать эффективному осуществлению права на индивидуальную жалобу в Европейский Суд. Неисполнение государством обеспечительных мер может представлять собой нарушение ст. 1, 34 названной Конвенции.

В практике ЕСПЧ можно найти различные случаи, по которым это применялось. Чаще всего такие механизмы задействовались при запрете экстрадиции  или  высылки заявителя, в результате которой его жизнь, здоровье, личная (семейная) жизнь может подвергнуться серьезной опасности.

Однако есть случаи применения обеспечительных мер и по иным аспектам дел: для проведения реально независимого медицинского обследования человека находящегося под стражей, предоставление человеку находящемуся под стражей необходимого (надлежащего) лечения и ухода тогда, когда его заболевание установлено и замены одной меры пресечения на другую, менее жесткую для сохранения ему жизни и здоровья.

Далее приведем часть практической инструкции подготовленной Европейским Судом. Полный текст вы можете скачать по ссылке.

***

Как связаться с Судом?

Суд выделил специальный номер факса для направления ходатайств о применении обеспечительных мер:

+33 (0)3 88 41 39 00

Факсы и письма принимаются:

• с понедельника по пятницу с 8:00 до 16:00*

• Ходатайства, направленные после 16:00, в день получения, как правило, не рассматриваются.

Ходатайства должны быть изложены как можно более четко и лаконично. При этом факсы, объем которых превышает 10 страниц, рекомендуется посылать частями, что облегчит их прием и обеспечит быструю обработку.

* местное время (GMT+1).

Информация и документы, которые должны быть приложены к ходатайству

  • На первой странице документа выделите жирным шрифтом следующую фразу:
  • “Rule 39. Urgent”
  • Контактное лицо (указать имя и фамилию, а также контактную информацию): …
  • В случаях депортации или экстрадиции укажите следующую информацию:
  • Депортация ожидается (дата, время и место высылки): …
  • (!) ПОДДЕРЖИТЕ ПРОЕКТ
  • Если вы находите нашу работу полезной, то вы можете поддержать проект и отблагодарить автора, пройдя по этой ссылке

Правило 39 как способ защитить клиента оперативно

Правило 39 как способ защитить клиента оперативно

ЕСПЧ применяет правило 39 только тогда, когда все национальные способы правовой защиты исчерпаны либо отсутствуют, а также существует очевидная и неизбежная угроза непоправимого вреда жизни и здоровью человека.

Рассмотрение дел Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ) занимает много времени, за что он постоянно подвергается критике. Что же делать, если есть срочный вопрос, когда от действий органов власти зависит жизнь и здоровье человека? Ведь бывают ситуации, когда время идет на часы, а иногда и на минуты, и медлить нельзя.

Именно для такого рода случаев правило 39 Регламента ЕСПЧ предусматривает возможность принятия предварительных мер, решение по которым Суд принимает довольно оперативно (в зависимости от обстоятельств дела – от нескольких часов до одного дня), и оно обязательно для исполнения.

Согласно правилу 39 по просьбе одной из сторон дела или любого другого заинтересованного лица, либо по собственной̆ инициативе палата или, в случае необходимости, председатель секции или дежурный̆ судья могут указать сторонам на любые предварительные меры, которые они сочтут необходимым применить в интересах сторон или надлежащего проведения судебного разбирательства.

В качестве общего правила ЕСПЧ применяет правило 39 только тогда, когда существуют очевидная и неизбежная угроза непоправимого вреда жизни и здоровью человека. Однако, из этого правила есть исключения, речь о которых пойдет ниже.

Читайте также:  Divorce without children

Дела по экстрадиции, депортации и выдворению

В деле Nivette v. France(жалоба № 44190/98)заявителя, гражданина США, подозревали в убийстве его подруги. Он утверждал, что его экстрадиция в США противоречила бы статье 3 Конвенции о защите прав и основоположных свобод (Конвенция), так как за такого рода преступление ему угрожала смертная казнь либо пожизненное заключение. ЕСПЧ постановил в порядке правила 39 остановить экстрадицию в США.

В деле D. v. The United Kingdom (жалоба № 30240/96) ЕСПЧ постановил остановить экстрадицию заявителя, тяжело больного СПИДом, из Великобритании на Карибский остров Сент-Китс. Суд принял такое решение ввиду отсутствия на острове необходимых лекарств для поддержания его здоровья.

В деле Languli v Sweeden (жалоба № 33692/02) суд остановил до дальнейших указаний депортацию молодой женщины из Швеции в Танзанию, где она могла быть подвергнута женскому обрезанию (частичному или полному удалению внешних женских гениталий, проводимому по религиозным соображениям без медицинских показаний). Очевидно, что Суд принял такое решение в связи с угрозой ее жизни и здоровью.

Какие страны небезопасные? Большинство дел касалось стран, которые не были членами Совета Европы (Иран, Северная Корея, Танзания, США и т. д). Это связано с тем, что в странах, ратифицировавших Конвенцию, существуют правовые механизмы для защиты прав человека.

Однако из этого правила есть исключения. Например, в деле Shamayev and Others v. Georgia and Russia (жалоба № 36378/02) ЕСПЧ удовлетворил заявление пяти человек, обязав Грузию остановить их экстрадицию в Россию (т.е. в страну, которая ратифицировала Конвенцию).

Для эффективной защиты своих прав можно сформулировать следующие рекомендации:

  1. Исчерпывайте национальные способы защиты. Обращайтесь в ЕСПЧ, когда все национальные способы правовой защиты исчерпаны либо отсутствуют и когда существует реальный риск экстрадиции, депортации или выдворения в ближайшее время. Если лицо обратилось с заявлением о получении статуса беженца и национальные органы еще не приняли окончательного решения, Суд может отказать в применении временных мер. Обязательно указывайте предполагаемую дату экстрадиции, депортации либо выдворения.
  2. Предоставьте подтверждающие документы: копии ваших ходатайств, исковых заявлений, апелляционных и кассационных жалоб, решений органов власти об отказе в статусе беженца, об экстрадиции, депортации и выдворении.
  3. Объясните ваши опасения относительно страны прибытия. Необходимо предоставить доказательства того, что в случае экстрадиции, депортации либо выдворения лицо может быть подвержено пыткам, нечеловеческому обращению. Например, можно подать документы, подтверждающие принадлежность заявителя к определенной политической силе, национальным, религиозным или секс-меньшинствам, факт уголовного преследования и т.д. Также необходимо собрать доказательства того, что в стране прибытия не соблюдаются права человека, либо же это происходит выборочно. Полезным будет по таким странам предоставить отчеты правозащитных и международных организаций (Amnesty International, ООН, Совета Европы и др.). 

Дела о ненадлежащей медицинской помощи

Согласно практике ЕСПЧ статья 3 Конвенции обязывает государства обеспечить оказания лицам, лишенным свободы, необходимой медицинской помощи. В случае ее отсутствия часто возникает угроза нанесения непоправимого вреда жизни и здоровью заключенного, а значит, появляются основания для обращения в Суд и применения правила 39.

Например, в деле Temchenko v. Ukraine (жалоба № 30579/10) больной диабетом и сердечными заболеваниями заявитель удерживался в СИЗО. Он утверждал, что в условиях СИЗО он не получал необходимое лечение. В порядке правила 39 ЕСПЧ обязал государство обеспечить надлежащее лечение заявителя в специализированной больнице.

В этих случаях можно дать такие советы:

  1. Предоставьте медицинские документы, сделанные недавно. Из них должно следовать, что ситуация критичная и без надлежащей помощи существует угроза для жизни и здоровья.
  2. Покажите динамику болезни. Дополнительным аргументом может быть факт ухудшения состояния здоровья заявителя.
  3. Используйте национальные способы защиты. Необходимо предоставить копии всех обращений, связанных с ненадлежащим лечением, и, при наличии, копии ответов органов власти.
  4. Предоставьте дополнительные доказательства. Ими могут послужить фото-, видеоматериалы, письменные пояснения сокамерников, рекомендации частных врачей и т.д.

Исключительно редкие случаи

В первую очередь следует обратить внимание на жалобы относительно справедливого рассмотрения дел в национальных судах (статья 6 Конвенции).

Риск вопиющего нарушения права на справедливый суд может послужить основанием для применения правила 39. Так, например, в деле Othman (Abu Qatada) v. The United Kingdom (жалоба № 8139/09) ЕСПЧ применил правило 39, обязав Великобританию не выдворять заявителя в Иорданию.

Такое решение было принято ввиду того, что по прибытии в эту страну заявитель мог быть подвергнут риску использования против него показаний третьих лиц (якобы соучастников террористического акта), полученных путем пыток.

Соответственно, он мог бы быть осужденным в нарушение принципов статьи 6 Конвенции.

В этом контексте также заслуживают внимания дела о лишении свободы (статья 5 Конвенции). В деле Mezher v. Sweeden (dec.

) (жалоба № 25849/94) ЕСПЧ применил правило 39, обязав правительство не депортировать заявителя до решения спора в Суде.

Это решение было принято в связи с тем, что по возвращении в Ливан заявительница могла быть подвергнута строгому домашнему аресту и жестокому обращению со стороны ее мужа.

Нельзя обойти вниманием и дела «о детях» (в контексте статьи 8 Конвенции). В делах, касающихся вопросов опеки над детьми, невзирая на очевидную важность вопроса, ЕСПЧ, как правило, не применяет правило 39.

Однако в его практике было несколько исключений. Так, например, в деле K.A.S. v.

The United Kingdom (жалоба № 38844/12) ЕСПЧ постановил остановить экстрадицию заявительницы в США, поскольку перед экстрадицией власти не определили судьбу ее шести несовершеннолетних детей.

К особой категории также относятся дела о свободе выражения мнений (статья 10 Конвенции). Применение правила 39 в делах о свободе слова является действительно самым исключительным случаем, ведь в таких делах нет угрозы жизни и здоровью заявителя.

Однако ЕСПЧ неоднократно подчеркивал важную роль СМИ как «сторожевого пса» в демократическом обществе, поэтому он применял правило 39 в ряде таких дел. Например, в деле Sedletska v.

Ukraine (communicated), жалоба № 42634/18) ЕСПЧ обязал правительство воздержаться от выполнения определения районного суда, по которому правоохранители получили разрешение на доступ к информации о звонках журналистки с мобильного телефона.

Исходя из информации, опубликованной на сайте ЕСПЧ, заявительница жаловалась на то, что в случае доступа к ее телефонным звонкам возникал риск раскрытия ее журналистских источников.

Общие практические рекомендации таковы: не существует требования к форме заявления, однако оно должно быть письменным; если заявление подается от представителя или адвоката, необходимо предоставить документы, подтверждающие полномочия; следует отправлять заявление факсом, указав на титульной странице «Rule 39. Urgent».

Номер факса указан на сайте ЕСПЧ. Факс лучше отправлять в первой половине дня. Корреспонденция, отправленная после 16.00 по «французскому» времени, может быть рассмотрена только на следующий день.

Если у заявителя какой-либо документ отсутствует или органы власти препятствуют в его получении, необходимо предоставить ЕСПЧ соответствующие объяснения. 

Предотвратить непоправимое

Обращение в ЕСПЧ для применения правила 39 может быть эффективным способом предотвратить непоправимое. В таком порядке ЕСПЧ, как правило, рассматривает дела, где ситуация критична и жизни и здоровью заявителя грозит опасность.

Однако это правило имеет ряд исключений, и в некоторых случаях Суд может применить правило 39 даже при отсутствии смертельной угрозы.

Следует помнить, что с таким запросом необходимо обращаться вовремя, когда на национальном уровне все способы защиты исчерпаны либо отсутствуют.

Практическая инструкция по заявлению в Европейский Суд ходатайств о принятии обеспечительных мер

  • О требовании ЕСПЧ освободить Навального
  • Данный документ в других форматах можно скачать здесь: .
  • Неофициальный перевод на русский язык
  • ПРАКТИЧЕСКАЯ ИНСТРУКЦИЯ
  • [утверждена Председателем (Президентом)
    Европейского Суда по правам человека
    в соответствии с Правилом 32 Регламента
    Европейского Суда по правам человека
  • 07 июля 2011 года]
  • ХОДАТАЙСТВА О ПРИНЯТИИ ОБЕСПЕЧИТЕЛЬНЫХ МЕР
  • (Правило 39 Регламента Европейского Суда по правам человека)

Европейский Суд по правам человека в соответствии с Правилом 39 своего Регламента может принять обеспечительные меры, являющиеся обязательными для государства, которого они касаются. Обеспечительные меры принимаются только в исключительных случаях.

  1. Европейский Суд по правам человека принимает обеспечительные меры в отношении государства – члена Совета Европы только в том случае, если на основе изучения всей информации, имеющей отношение к делу, он придет к выводу, что в случае непринятия таких мер заявитель подвергнется реальному риску причинения существенного и непоправимого вреда.
  2. Заявители или их представители [применительно к последним очень важным является приведение всех контактных данных], направляющие ходатайство о принятии обеспечительных мер в соответствии с Правилом 39 Регламента Европейского Суда по правам человека, должны соблюдать указанные ниже требования.
  3. I. НЕОБХОДИМАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Читайте также:  Розірвання шлюбу в Україні

В ходатайстве, адресуемом Европейскому Суду по правам человека, должны быть указаны основания его заявления. В частности, заявитель должен детально описать причины его конкретных опасений, существо предполагаемых рисков и положения Конвенции о защите прав человека и основных свобод [и (или) Протоколов к ней], которые предположительно были нарушены.

Простой ссылки на то, что соответствующая аргументация изложена в других документах или высказана в рамках разбирательства на национальном уровне, недостаточно.

Очень важно, чтобы ходатайство сопровождалось всеми необходимыми документами, в частности, соответствующими решениями национальных судов или иного рода решениями по делу, а также иными документами, которые, по мнению заявителя, подтверждают его предположения.

Европейский Суд по правам человека может не отвечать заявителям, чьи ходатайства о принятии обеспечительных мер являются неполными; ходатайства, не включающие всей информации, необходимой для принятия решений по ним, обычно не рассматриваются по существу.

В случае, когда заявитель уже обратился с жалобой в Европейский Суд по правам человека, в ходатайстве должен быть указан номер досье, который заведен в связи с поступлением жалобы.

В случаях, касающихся экстрадиции (выдачи) или депортации (высылки), должна быть предоставлена информация о предполагаемой дате и времени выдачи/высылки, адресе места жительства заявителя или места, где он находится под стражей, номере его дела, присвоенном национальными властями. Европейский Суд по правам человека должен незамедлительно уведомляться об изменениях данного рода информации (даты и времени выдачи/высылки, адресе заявителя и т.д.).

Европейский Суд по правам человека может принять решение по вопросу приемлемости дела одновременно с принятием решения по ходатайству о принятии обеспечительных мер.

II. НЕОБХОДИМОСТЬ НАПРАВЛЕНИЯ ХОДАТАЙСТВ ПО ФАКСУ ИЛИ ПО ПОЧТЕ
[способ зависит от требуемой срочности; обычная почта не должна использоваться]

Ходатайства о принятии обеспечительных мер в соответствии с Правилом 39 Регламента Европейского Суда по правам человека должны направляться по факсу или по почте.

Европейский Суд по правам человека не рассматривает ходатайства, направленные по электронной почте. По возможности ходатайства должны быть выполнены на одном из официальных языков Высоких Договаривающихся Сторон.

На первой странице ходатайства жирным шрифтом должна быть выполнена следующая надпись:

  • «Правило 39 – Срочно
  • Контактное лицо (имя и контактные данные): …
  • [в случае экстрадиции или депортации]
  • Дата и время выдачи/высылки и страна назначения: …»
  • III. СВОЕВРЕМЕННАЯ ПОДАЧА ХОДАТАЙСТВ

По общему правилу ходатайства о принятии обеспечительных мер должны направляться Европейскому Суду по правам человека незамедлительно после принятия окончательного решения по делу на национальном уровне, чтобы предоставить Европейскому Суду по правам человека и его Секретариату достаточно времени для рассмотрения ходатайства.

Европейский Суд по правам человека может быть не в состоянии рассмотреть ходатайства, касающиеся выдачи/высылки, поданные менее чем за один рабочий день до планируемого времени такой выдачи/высылки [список праздничных дней, в которые Секретариат не работает, можно найти на сайте Европейского Суда по правам человека по адресу: http://www.echr.int/ECHR/EN/Bottom/Contact/Holidays.htm].

В тех случаях, когда принятие соответствующего окончательного решения по делу на национальном уровне практически неизбежно и существует риск его незамедлительного приведения в исполнение, особенно когда речь идет о грозящих лицу экстрадиции или депортации, заявители и их представители должны направлять ходатайства о принятии обеспечительных мер, не дожидаясь вынесения окончательного решения по делу на национальном уровне, прямо указывая ожидаемую дату принятия такого решения и то обстоятельство, что ходатайство обусловлено принятием решения, неблагоприятного для заявителя.

IV. ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННЫЕ МЕРЫ, СПОСОБНЫЕ ПРИОСТАНОВИТЬ [ЭКСТРАДИЦИЮ/ДЕПОРТАЦИЮ (ВЫДАЧУ/ВЫСЫЛКУ)]

Европейский Суд по правам человека не является вышестоящей судебной инстанцией по отношению к национальным судам, и заявители, в отношении которых речь идет об экстрадиции или депортации, должны прибегнуть к внутригосударственным средствам, способным привести к приостановлению высылки/выдачи, перед обращением в Европейский Суд по правам человека с ходатайством о принятии обеспечительных мер. Когда заявителю остаются доступными внутригосударственные средства, способные привести к приостановлению высылки/выдачи, Европейский Суд по правам человека не принимает обеспечительные меры, направленные на предотвращение выдачи/высылки, предусмотренные Правилом 39 Регламента.

V. ПОСЛЕДУЮЩИЕ ШАГИ

Заявители, обратившиеся с ходатайством о принятии обеспечительных мер, предусмотренных Правилом 39 Регламента, должны отвечать на письма Секретариата Европейского Суда по правам человека.

В частности, если в удовлетворении ходатайства о принятии обеспечительных мер отказано, они должны сообщить Европейскому Суду по правам человека о том, не утратили ли они интереса к жалобе.

В случае принятия обеспечительных мер они должны постоянно и незамедлительно информировать Европейский Суд по правам человека о состоянии любых разбирательств, которые продолжаются на национальном уровне. Отказ сделать это может привести к исключению жалобы из списка подлежащих рассмотрению дел.

________
Оригинал (язык — английский; формат — PDF)

Читать @europeancourt

Еспч — европейский суд по правам человека

   Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) (англ. European Court of Human Rights, фр. Cour européenne des droits de l’homme) — международный судебный орган. Юрисдикция ЕСПЧ распространяется на все государства — члены Совета Европы, ратифицировавшие Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод. Европейский Суд разрешает все вопросы, относящиеся к толкованию и применению Конвенции, включая межгосударственные дела и жалобы отдельных лиц.

Юрисдикция ЕСПЧ, ЕСПЧ и Российская Федерация

Юрисдикция ЕСПЧ распространяется на Россию с 5 мая 1998 года.

   Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью правовой системы РФ. Это провозглашает Конституция Российской Федерации (ст. 15, ч. 4 Конституции РФ).

Россия присоединилась к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколам к ней (Федеральный закон от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ). Согласно этому Закону (ст.

1) РФ признала ipso facto обязательную юрисдикцию Европейского Суда по правам человека по толкованию и применению Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемых нарушений Россией положений перечисленных международных договоров.

Вступившие в силу для Российской Федерации в мае 1998 года, Конвенция и Протоколы являются составной частью правовой системы страны и обладают большей юридической силой, чем национальные законы.

   Европейский Суд не является высшей инстанцией по отношению к судебной системе как России, так и другого государства — участника конвенции.

Поэтому он не может отменить решение, вынесенное органом государственной власти или национальным судом, не даёт указаний законодателю, не осуществляет абстрактный контроль национального законодательства или судебной практики, не имеет права давать распоряжения о принятии мер, имеющих юридические последствия. Суд рассматривает только конкретные жалобы с тем, чтобы установить, действительно ли были допущены нарушения требований Конвенции. Однако Суд вправе присудить «справедливое удовлетворение претензии» в виде финансовой компенсации материального ущерба и морального вреда. Также ЕСПЧ может присудить возмещение выигравшей стороне всех издержек и расходов.

Неисполнение решений Европейского Суда

   Неисполнения решений Суда государствами — членами Совета Европы, согласно Уставу Совета Европы, может привести к приостановлению членства государства и, в конце концов, в соответствии с решением Комитета министров, — исключению государства из состава Совета Европы.

Бывают и исключения. Так, например Великобритания отказалась выполнять решение ЕСПЧ по делу Хёрста.

В случае, если государство констатирует, что без изменения законодательства или судебной практики рассмотренная Европейским Судом ситуация может повториться, оно, как правило, осуществляет необходимые новации.

   В соответствии со ст.

46 Конвенции, надзор за исполнением решений Суда осуществляет Комитет министров Совета Европы, который во исполнение этой нормы призван следить не только за своевременной выплатой денежной компенсации, но и за тем, как государство — участник конвенции исправляет ставшие очевидными в свете решения Суда расхождения норм его внутреннего права или позиции судебной практики со стандартами Совета Европы. Юридически решение, вынесенное Судом, обязательно лишь для государства-ответчика по делу. Однако нередко значимость решений Суда выходит за национальные пределы. Таким образом Решения Европейского Суда воздействуют на право и судебную практику и других государств — участников конвенции.

Компетенция Европейского суда по правам человека

   Европейский Суд по правам человека имеет право:

  • рассматривать индивидуальные и межгосударственные жалобы, поданные в Европейский Суд по правам человека против одного или нескольких государств — членов Совета Европы или против Европейского союза;
  • признавать факт того, что было нарушено то или иное право заявителя;
  • присудить выигравшему заявителю справедливую компенсацию;
  • толковать Конвенцию о защите прав человека и основных свобод;
  • устанавливать факт того, что какое-либо нарушение в определённом государстве носит массовый характер из-за системной проблемы, в связи с чем предписывать этому государству предпринять меры по исправлению этого недостатка;
  • рассматривать запрос комитета министров Совета Европы по вопросу о том, не нарушило ли государство-ответчик своё обязательство по исполнению постановлений (решений) Европейского суда по правам человека;
  • давать толкование ранее вынесенному постановлению по запросу Комитета Министров Совета Европы;
  • выносить Консультативные заключения о толковании Конвенции о защите прав человека и основных свобод, по вопросам, не связанным с рассмотрением дел.
Читайте также:  Обовьязок дитини, повнолітніх дочки та сина піклуватися про батьків

ЕСПЧ: нюансы применения «правила 39»

«Решение неправомерное, является очень серьезной попыткой вмешательства во внутрироссийские судебные дела, что, с нашей точки зрения, является недопустимым», — цитируют информагентства слова пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова по поводу решения ЕСПЧ по делу Алексея Навального.

«Мы не ищем конфронтации, но, с другой стороны, конечно, подобные решения, поспешность в принятии подобных решений, явная ангажированность в принятии подобного решения вызывает у нас очень много вопросов», — добавил Песков.

Камнем преткновения стало требование Европейского суда по правам человека о немедленном освобождении из-под стражи Алексея Навального, на основании 39 правила регламента суда.

Это решение было вынесено ЕСПЧ 16 февраля, о нем стало известно в среду, 17 февраля.

Оно принято в качестве «обеспечительной меры» в рамках рассмотрения поданных в январе обращений и мотивируется «существом и степенью риска для жизни заявителя… в свете в целом обстоятельств лишения заявителя свободы».

«По обращению стороны в деле или любого другого заинтересованного лица, либо по своей инициативе Палата или в соответствующих случаях Председатель Секции или специально назначенный судья в соответствии с пунктом 4 настоящего правила вправе указать сторонам на любые обеспечительные меры, которые, по их мнению, следует принять в интересах сторон или надлежащего порядка проведения производства по делу», —  поясняет кандидат юридических наук, доцент кафедры теории и истории международных отношений РУДН Яо Никэз Аду.

Как добавляет адвокат, руководитель уголовной практики «BMS Law Firm» Александр Иноядов, такая мера применяется очень редко — до решения вопроса о приемлемости самой жалобы. В Регламенте прямо указано, что обеспечение допускается только в исключительных случаях.

Собственно, «исключительным» является угроза жизни и здоровью того, в отношении кого принимается решения. А также угроза неправомерных действий. Причем, как оказалось, хоть такие решения и принимаются нечасто, для того, чтобы инициировать рассмотрение в ЕСПЧ, достаточно заявления. И не обязательно от того, кому, собственно, что-то угрожает. Обратиться могут и другие «заинтересованные лица».

Предъявите ваши основания

Глава Минюста Константин Чуйченко заявил прессе, что это требование, помимо того, что представляет собой «явное и грубое вмешательство в деятельность судебной власти суверенного государства».

Оно, по словам министра, является «необоснованным и неправомерным, поскольку не содержит указания ни на один факт, ни на одну норму права, которые позволили бы суду вынести такое решение», и заведомо невыполнимо — «в соответствии с российским законодательством нет правовых оснований для освобождения данного лица из-под стражи».

Если говорить именно о том, может ли ЕСПЧ чего-то требовать от России, то ответ будет утвердительным.

«Строго формально обязанность исполнения правила 39 обусловлена тем, что РФ еще в 1998 году ратифицировала Европейскую Конвенцию о правах человека и Протоколы к ней.

Отказ от исполнения решения ЕСПЧ может рассматриваться как нарушение ст. 34 Конвенции о правах человека», — поясняет член Ассоциации юристов России, управляющий партнер Легес-Бюро Мария Спиридонова.

Но дальше начинаются нюансы. «Неисполнение государством обеспечительных мер может представлять собой нарушение ст. 1 названной Конвенции, если они не связаны с вмешательством в его внутренние дела», — говорит к.ю.н., эксперт программы Международная экономическая безопасность Института мировой экономики и бизнеса РУДН Екатерина Шепелева.

Но, обращает она внимание, статья 79.1. Конституции РФ закрепляет недопущение вмешательства во внутренние дела государства.

Конституционный Суд РФ разрешает вопрос о возможности исполнения решения иностранного или международного суда, налагающего обязанности на Российскую Федерацию, в случае если это решение противоречит основам публичного правопорядка РФ.

Как подчеркивает Аду, не так давно обновленная Конституция РФ явно дает приоритет российскому праву над международным обязательством. «Еще есть Решение Конституционного Суда РФ, о том, что можно не исполнять решения международных органов, если они противоречат основным законам», — добавляет эксперт.

Законодательные несоответствия

Собственно, само нынешнее решение ЕСПЧ — уже одно большое несоответствие.

Как пояснил Яо Никэз Аду, решение ЕСПЧ об освобождении человека, находящегося в месте отбывания наказания до решения Апелляционного суда, противоречит 35 статье Конвенции, гласящей, что суд может принимать дело к рассмотрению только после того, как были исчерпаны все внутренние средства правовой защиты, как это предусмотрено общепризнанными нормами.

«Однако, в настоящее время, насколько нам известно, рассмотрение дела А. Навального находится в апелляционной инстанции и будет рассмотрено в субботу», — отмечает эксперт. «Что означает полное отсутствие доверия ЕСПЧ к российским судебным органам. Это может только провоцировать напряжение между ЕСПЧ и РФ», — резюмирует Аду.

Как отмечает Мария Спиридонова, ранее принятое в 2017 году Постановление ЕСПЧ по делу «Навальные против России» по делу «Ив Роше» явилось основанием для возобновления производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств.

Президиум Верховного Суда РФ в апреле 2018 года не усмотрел оснований для отмены состоявшихся по настоящему уголовному делу судебных решений в отношении осужденного (то есть, Алексея Навального) за мошенничество в сфере предпринимательской деятельности и отмывание денежных средств.

При этом, Европейский суд неправомочен обязать государство-ответчика изменить сложившуюся административную практику, либо пересмотреть национальное законодательство. ЕСПЧ только констатирует нарушение государством-ответчиком прав, гарантированных Конвенцией и Протоколами к ней.

То есть, нарушение государством тех самых обязательств, которые оно добровольно на себя взяло.

Плюс — согласно своему общему подходу Европейский Суд не ставит под сомнение толкование и применение национального законодательства внутригосударственными судами, в его задачу не входит оценка индивидуальной уголовной ответственности заявителей.

«В этой связи, не совсем понятно, как можно освободить осужденного по делу «Ив Роше», в рамках обеспечительных мер по требованию ЕСПЧ, при том, что ранее постановление ЕСПЧ по указанному делу уже было в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства предметом рассмотрения в Президиуме Верховного Суда Российской Федерации в 2018 году», — отмечает Спиридонова, добавляя, что условные сроки назначались Алексею Навальному уже дважды, и отмена условного осуждения связана не с новым приговором, а с нарушениями в течение испытательного срока.

«Получается, что несмотря на совершенное преступление, состоявшийся приговор, многочисленные нарушения правил условного наказания — осужденный, по мнению ЕС должен быть выпущен до момента, пока Постановление, которое будет принято ЕС не станет окончательным или же Европейский Суд не вынесет иного решения по вопросу отмена условного осуждения и исполнении наказания», — резюмирует управляющий партнер Легес-Бюро.

Юриспруденция и политика

Что же будет, если Россия не станет выполнять требования ЕСПЧ? По словам Иноядова, такое уже случалось. В качестве примера эксперт приводит дела «Р.А. против России», «О.О. против России», «Хусейнов против России», «Майленский против России» и другие. Он отмечает, что далеко не все страны исполняют обеспечительные меры, в частности, такие факты допускала Турция.

Так что возможный отказ российского суда исполнять решение ЕСПЧ будет далеко не первым, да и не последним случаем. Хотя в теории, за этим должны последовать «контрмеры». То есть, санкции.

«Решение принимается на уровне Совета Европы, в частности в Комитете министров и далее в Парламентские Ассамблеи (ПАСЕ) касательно контрмер», — поясняет Яо Никэз Аду.

«Это требует официального уведомления и дополнительного подтверждения ЕСПЧ факта нарушения обязательства, предусмотренного п. 1 ст. 46 Конвенции, устанавливающий обязательность исполнения окончательных постановлений Суда», — добавляет Александр Иноядов.

Процесс, казалось бы, не быстрый. Но судя по тому, что санкциями Москве государства, сочувствующие Навальному, начали грозить еще задолго до судебных разбирательств, есть вариант, что в данном случае все будет решено и принято очень быстро. По сути, все заготовки на руках.

Эксперты по праву признают, что в данном случае, разбирательства идут отнюдь не в юридической плоскости. По мнению Аду, стороны еще могут как-то договориться, главное — не прерывать диалог. В противном случае, новое обострение отношений между Россией и Европой будет неизбежно.

«К сожалению, если требование ЕСПЧ по применению обеспечительных мер носит политический характер и основано на неуважении к праву, то это только обострит отношения между страной, ЕСПЧ и Европейским Союзом, повредив тысячам жителей, в нашем случае жителям России», — добавляет Екатерина Шепелева.

Ссылка на основную публикацию