Устранение препятствий в общении с ребенком

Устранение препятствий в общении с ребенком

Если бывшие не могут договориться об общении со своим чадом, или, когда мать запрещает бывшему супругу видеться с ребенком, то один из них может подать в суд иск об определении порядка общения с ребёнком, чтобы вопрос был решен, согласно закону. Иск подается по месту проживания ответчика — матери. К рассмотрению иска привлекают органы опеки и попечительства, которые проверяют, в каких условиях проживает несовершеннолетний, изучают состояние квартиры и могут даже заглянуть в холодильник. В спорных ситуациях работники органов опеки приходят в сад или школу, опросить учителей, чтобы картина была наиболее полной. Если сыну или дочери уже исполнилось 10 лет, то их мнение могут учитывать, как решающее.

Положительные характеристики

Бывшему супругу будет не лишним предоставить свидетельства запрета на общение — электронную переписку, диктофонные записи, фото, видео, свидетельства очевидцев. Их можно приложить к иску. В иске следует описать желаемый график встреч.Вот перечень документов, которые могут понадобиться в суде:

  1. Характеристика с места жительства. Показания соседей, управляющей компании, если речь идет о жилом комплексе. В крайнем случае, за такой бумагой можно обратиться к участковому.
  2. Характеристика с места работы.
  3. Характеристика из детского сада или школы, подтверждающая, что разведенный супруг участвует в жизни чада.
  4. Справка о заработной плате.
  5. Чеки, выписки с банковской карты, подтверждающие факт покупки игрушек и необходимых вещей.
  6. Совместные фотографии.
  7. График работы и отпуска.
  8. Фотографии жилья. Если родитель хочет забирать отпрыска на выходные или на период отпуска, он должен показать, что у него есть для этого необходимые условия — спальное место, письменный стол.
  9. Грамоты, благодарности, характеристики. Кажется, что подобные бумаги — редкость в наши дни, а почетные грамоты, что раньше выдавали за хорошую работу, сегодня с успехом заменили денежные премии. Однако в этой истории они сыграют на руку.
  10. Выписка из домовой книги. Очень важно понимать, кто проживает в квартире, в которой будет оставаться несовершеннолетний.

Это, как правило, стандартный список документов, однако в каждом деле могут быть свои нюансы, исходя из которых и могут требоваться другие документы в деле об общении одного родителя с детьми.

Правила общения отца с ребенком после развода. Непростое решение

Когда нужные бумаги и доказательства будут собраны, истец считается максимально подготовленным к заседанию. Но при этом стоит помнить, что на итоговое решение влияет еще очень много факторов. Вот некоторые из них:

  • возраст. Если речь идет о малыше, которому нужна мама, то второму родителю могут разрешить видеться с ним не часто и отказать в запросе забирать к себе на выходные, а тем более проводить вместе отпуск;
  • состояние здоровья маленького человека. Если ему требуются особые условия, например, ортопедический матрас, специальное питание, прием лекарств по часам, то отцу надо доказать, что он обеспечит это на своей территории;
  • состояние здоровья. Тяжелобольному или страдающему алкоголизмом человеку, сложно убедить закон в своей надежности;
  • удаленность проживания друг от друга. Если разведенные супруги живут в разных городах, то будет проблематично возить сына или дочь туда-сюда даже на выходные. Подрастающий человек должен отдыхать, делать уроки и ходить на дополнительные занятия, а подобные передвижения отнимают много времени. Усталость плохо скажется на учебе и состоянии здоровья;
  • репутация отца. Не лишним будет иметь подтверждение того, что он посещает собрания, знает учителей, сам иногда водит чадо в школу и в целом в курсе его жизни;
  • материальное положение. Если разведенный папа живет в однокомнатной квартире с новой семьей, то объективно будет сложно доказать, что он имеет возможность забирать дитя на выходные. Если занимает высокую должность и имеет хорошую репутацию на работе, то с одной стороны это плюс, а с другой такой человек может быть слишком сильно занят, а дочь или сын в это время предоставлены сами себе;
  • степень привязанности ребенка к отцу. Бывает, что разводу предшествуют скандалы, свидетелем которых становится маленький человек. Ничего удивительного, что он боится папу и не хочет с ним встреч. Иногда подростки обижаются на отца, который ушел к другой женщине строить новую семью и не хотят общения с ним. В этом случае, суд выносит решение, исходя из интересов ребенка.

Надо знать

Исход любого разбирательтва зависит в первую очередь от судьи. Чаще всего, подобные ситуации разбирают женщины, и следует произвести хорошее впечатление заботливого отца. Нужно быть готовым к любым вопросам, касающимся сына или дочери:

  • имена учителей и воспитателей;
  • предпочтения в еде;
  • любимые занятия;
  • режим дня, аллергии, болезни.

Отвечать на вопросы следует подробно и четко. Лучше избегать критики в сторону бывшей жены и тем более оскорблений. Не лишним привести учителя, чтобы он дал характеристику ученику и рассказал о его отношении к отцу.

По завершению процесса разведенный супруг получает график, где зафиксирован порядок общения. Как правило, в нем оговариваются следующие моменты:

  1. Дни и месяцы, когда он сможет забирать ребенка — будни, выходные, праздники, отпуск.
  2. Время и место встреч — территория бывшей жены, его территория, парк, развлекательные центры.
  3. Порядок встреч. Оговаривается с бывшей женой заранее или отец может прийти внезапно, если, например, появилось свободное время.
  4. Проведение праздников. Например, папе разрешают посещать день рождения или устроить его для малыша самостоятельно.
  5. Совместный отпуск. Один раз в год или раз в два года отец забирает к себе чадо на весь период отпуска, без ущерба для его учебы и занятий.

Если бывшая супруга все равно препятствует общению с ребёнком?

Что делать, если график встреч есть, а бывшая жена все равно чинит препятствия к общению? Если отец приезжает на запланированную встречу, а ему не открывают дверь или никого не оказывается дома без веских на то причин и объяснений, то ему следует обратиться к судебному приставу, тот зафиксирует факт нарушения.

Законом предусмотрено наказание для матери в виде штрафа в размере от 2 до 5 тысяч рублей или арест на пять суток. А еще отец может подать в суд на неисполнение постановления и потребовать оставить наследника с ним.Еще один камень преткновения между бывшими супругами — вывоз ребенка за границу.

Сегодня при прохождении границы не требуется разрешение на вывоз от второго родителя, даже в случае развода, за исключением подозрительных ситуаций. Потому не лишним будет взять разрешение, заверенное у нотариуса и лететь спокойно.

Стоит помнить, что жена имеет возможность сделать запрет на вывоз, снять который можно только через суд. Выяснить это, стоят на паспортном контроле, дело не из приятных. Потому следует озаботиться этим вопросом заранее. Ничем не обоснованный запрет суд снимает легко.

Но если мать ребенка предоставит сведения о состоянии его здоровья, аллергиях, невозможности летать на самолете или менять климат, то закон, скорее всего, примет ее сторону.

При разводе лучше договариваться мирно. Даже если есть взаимные претензии друг к другу — дети в этом не виноваты. Им нужны как мама, так и папа. Но если диалог не получается — поможет суд. Главное, действовать в рамках закона и знать свои права.

В случае необходимости консультации семейного юриста по вопросу общения отца с ребенком после расторжения брака или практической помощи, обращайтесь по указанным телефонным номерам или оставьте заявку для обратного звонка.

  • Консультация юриста и адвоката!
  • Предварительная запись по телефонам:
  • +7 (495) 205-57-78; +7 (926) 004-24-72.
Powered by ChronoForms — ChronoEngine.com 

Как добиться встреч с ребенком после развода?

Мы с женой развелись, и наша восьмилетняя дочь живет с ней. Первые два года жена разрешала видеть дочку раз в месяц по три часа. Но когда я женился второй раз, бывшую как подменили. Она запрещает дочке приезжать ко мне с ночевкой и не хочет отправлять ее на лето в деревню к дедушке и бабушке. Пишет гадости, оскорбляет меня, моих родителей и супругу. И настраивает дочь против нас.

Я пытался поговорить, но бывшая жена дает трубку дочери: мол, спрашивай у нее, хочет ли она приехать. А дочь плачет и не знает, что делать: она хочет меня увидеть и побыть в гостях подольше, но на нее давит мать.

Посоветуйте, как мне быть.

Если родители развелись, а ребенок остался жить с матерью, у отца есть три способа его видеть:

  1. устно договориться с бывшей женой;
  2. заключить с ней письменное соглашение;
  3. добиться встреч с ребенком через суд.

Какой способ выбрать, зависит от отношений с бывшей супругой. Расскажу о каждом подробнее и заодно поясню, нужно ли писать жене письменные претензии и стоит ли жаловаться в опеку.

Вариант договориться устно подходит родителям, которые остались в хороших отношениях. Как я поняла, это не ваш случай, но все равно коротко о нем расскажу.

Если вы договариваетесь на словах, вам не нужно обращаться к нотариусу или в суд и тратиться на госпошлину. Но при этом ваша договоренность нигде не фиксируется и закон не будет ее защищать. То есть бывшая жена в любой момент может передумать.

Если вы договариваетесь устно, обсудите конкретные дни и время, когда вы должны забирать ребенка. И способ, как дочь будет до вас добираться: вы должны приезжать за ней на машине или ее будет привозить мать.

Перед каждой встречей нужно обговаривать место, куда вы пойдете, и что вы собираетесь делать. Например, будете делать уроки у вас дома, поедете в гости к бабушке или в аквапарк.

Заодно так вы покажете бывшей жене, что не собираетесь по три часа рассказывать дочери, какая у нее плохая мать, ведь вы будете заняты.

Можно обсудить и возможные расходы: если вы везете ребенка на отдых, траты можно разделить пополам.

Договориться на словах проще всего, поэтому начните с этого. А если не получится, попробуйте заключить письменное соглашение о порядке общения с ребенком.

Курс для тех, кто много работает и устает. Цена открыта — назначаете ее сами Начать учиться

Соглашение о порядке воспитания ребенка достаточно составить в свободной форме, но можно обратиться к нотариусу или заключить мировое соглашение в районном суде.

В свободной форме. В семейном кодексе не сказано, что соглашение об общении с ребенком нужно заверять у нотариуса. Оно будет действовать, даже если вы напишете его от руки и поставите свои подписи. Его не нужно нигде регистрировать и платить за это.

В общем, если вы не можете договориться устно, предложите жене заключить какое-то из письменных соглашений. Возможно, так вы подберете график встреч, который будет удобен всем. Тогда конфликт уменьшится, и жена не будет ссориться с вами и вашей семьей.

Читайте также:  Як довести батьківство в Україні

Если бывшая жена не дает видеться с детьми, на форумах о защите прав отцов советуют писать ей претензии и отправлять их заказными письмами с уведомлениями. На мой взгляд, это не нужно.

Если бывшая жена не дает видеться с детьми, в интернете советуют жаловаться в органы опеки. Это не запрещено, но сотрудник опеки может только вызвать бывшую супругу и поговорить с ней, а рычагов воздействия у него не будет. Зато ваш конфликт с женой из-за этого усугубится.

Я встречала мнения, что если отец примелькается в органах опеки, то она даст ему более лестную характеристику, и суд выделит больше времени на встречи с ребенком.

Но я считаю, гораздо эффективнее собрать дома детскую библиотеку и составить список мероприятий, которые вы будете посещать с дочерью. Тогда органы опеки укажут, что вы знаете, чем занять и развивать ребенка.

А вот количество ваших жалоб в опеку может ни на что не повлиять.

Я уже рассказывала, как определить порядок общения с ребенком через суд. Главное для вас — подготовиться к вопросам судьи. Вот о чем они обычно спрашивают:

  • насколько у вас близкие отношения с ребенком? Радуется ли вам дочка или боится вас? Как часто вы общались раньше?
  • сколько часов или дней ребенок может обойтись без матери? Речь о привязанности к матери и о том, сможете ли вы накормить дочь и помочь с гигиеной. А если ребенку нужны медицинские манипуляции, знаете ли вы, как их делать? Например, умеете ли пользоваться ингалятором, если у ребенка астма.
  • как у вас со здоровьем? Есть ли у вас хронические заболевания, которые могут помешать заботиться о ребенке? Например, не состоите ли вы на учете в психоневрологическом диспансере.
  • какой у вас график работы? Не помешает ли он общаться с ребенком?
  • далеко ли ваш дом от дома ребенка? Долго ли до вас ехать? Как ребенок будет ездить: на машине с вами или в общественном транспорте в час пик? Кто будет оплачивать поездки? Не помешает ли долгая дорога выполнять школьные домашние задания?
  • сможете ли вы обеспечить безопасность ребенка? Если вы будете встречаться у вас дома, не будет ли нынешняя жена конфликтовать с дочерью? Если дочка будет у вас ночевать, есть ли для нее отдельное спальное место, стол для уроков, игрушки и книжки?

Правда, если бывшая жена заполнит все вечера и выходные кружками и секциями, то часто видеть дочку все равно не получится. Чтобы этого не случилось, в суде нужно обговорить, чтобы жена формировала расписание дочки с учетом ваших встреч, а не наоборот.

Если ребенок на самом деле здоров, находится в городе и хочет видеть отца, то действия матери незаконны. Вам нужно взять исполнительный лист и идти к судебным приставам.

Они попросят написать заявление, что бывшая жена не исполняет решение суда и не дает общаться с дочкой. После этого пристав направит ей постановление, что возбуждает против нее исполнительное производство.

И что она обязана создать условия для ваших встреч с дочкой.

Например, в Пермском крае бабушка очень хотела видеться с внучкой и отсудила 4 часа общения в неделю. Но невестка отказалась исполнять решение суда и без приставов не пустила свекровь в квартиру. При этом она сослалась на болезнь младшего ребенка. За это приставы взыскали с нее 5000 Р, и суд подтвердил, что это правильно.

В общем, если вы выиграли суд, расскажите жене о возможных штрафах. Тогда, скорее всего, она побоится нарушать решение суда и позволит вам видеться с дочкой.

Решение Куйбышевского районного суда по иску устранении препятствий к общению с ребенком и определении порядка общения с ребенком

  • РЕШЕНИЕ
  • ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  • 06 июня 2017 года
  • Куйбышевский районный суд г. Самары в составе:

председательствующего Гараевой Р.Р..

при секретаре Иванове А.С.,

  1. рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-480/17 по иску ФИО1 к ФИО2 об устранении препятствий к общению с ребенком и определении порядка общения с ребенком
  2. установил:
  3. ФИО1 обратился в суд с иском к ФИО2 об устранении препятствии к общению с ребенком и определении порядка общения с ребенком.

В ходе судебного разбирательства представитель истца — Антонов А.П.

, действующий на основании доверенности и ордера, неоднократно представлял уточненные исковые требования, согласно последним уточненным исковым требованиям, истец ФИО1 просит обязать ФИО2 не чинить препятствий к общению ФИО1 с ребенком ФИО3 ДАТА3 года рождения, в том числе по месту проживания ФИО1.

Определить порядок общения ФИО1 с его дочерью ФИО3, ДАТА3 года рождения, следующим образом: общение с ребенком в течение всей недели (кроме понедельника и среды) в период времени с 19.00 часов до 21.00 часов, по понедельникам и средам — в период времени с 17.00 часов до 19.

00 часов — по телефону или через иной вид связи без ограничения во времени: каждый нечетный год — новогодние праздники (с 31 декабря нечетного года по 08 января четного года), во время летних каникул — не менее 1/2 периода летних каникул (в период с 16 июля по 31 августа), каждый четный год — в период школьных осенних каникул, каждый нечетный год — в период школьных весенних каникул — общение с ребенком по месту жительства ФИО1 либо в любом подходящем для отдыха месте (даче, доме отдыха, отеле), в том числе за пределами Российской Федерации; каждый год 16 марта (в день рождения отца ребенка) возможность забирать ребенка по месту жительства ФИО1; предоставить возможность присутствовать на праздновании дня рождения ребенка 03 ноября.

В судебном заседании представитель истца ФИО1 — Антонов А.П.

, действующий на основании доверенности и ордера, уточненные исковые требования поддержал, по доводам изложенным в иске, пояснив, что после развода ФИО1, его несовершеннолетняя дочь ФИО3 осталась проживать с матерью ФИО2, которая препятствует общению ФИО1 с ребенком.

Между ФИО1 и его дочерью ФИО3 установлены теплые родительско-детские отношения. Проживая отдельно от дочери, ФИО1 имеет право на общение с ней, на участие в сс воспитании и решении вопросов получения образования.

В настоящее время ФИО1 проживает со своей новой семьей в изолированной двухкомнатной квартире, в которой имеется все необходимое для пребывания и проживания ребенка, в том числе диетическое питание, детское спальное место, детские книги, развивающие игрушки. Во внесудебном порядке определить порядок общения ФИО1 с дочерью не представилось возможным. Просил исковые требования удовлетворить.

Представитель ответчика ФИО2 — Юношева Т.Г., действующая на основании доверенности, пояснила, что ФИО2 исковые требования истца ФИО1 не признает, поскольку не препятствует общению отца ФИО1 с дочерью. Считают. что исковые требования заявлены формально, а не вследствие нарушения прав истца ответчиком, поскольку никто не препятствует истцу в общении с дочерью.

При этом, ФИО2 фактически не возражает против предложенного ФИО1 порядка его общения с дочерь.

Возражает только в части заявленного искового требования о нахождении ребенка с отцом во время летних каникул — нс менее 1/2 периода летних каникул (в период с 16 июля по 31 августа), полагая данное требование преждевременным, не соответствующим интересам ребенка, поскольку вследствие сложившейся конфликтной ситуации между родителями, ребенок длительное время не общался с отцом.

Считают целесообразным установить для ребенка сокращенный адаптационный период в две недели, поскольку в настоящее время нецелесообразен длительный срок нахождения ребенка в непривычной для него обстановке. Кроме того, ребенку постоянно необходимо диетическое питание.

В летний период времени ребенку необходимо посещать спортивную секцию по синхронному плаванию, видеться с друзьями, родственниками бабушкой, дедушкой. Также, считают, что каждый год 16 марта ребенок может общается с отцом при соблюдении отцом ребенка распорядка и режима дня ребенка, по согласованию с матерью ребенка времени и месте, с учетом занятости ребенка в том числе в общеобразовательном учреждении и его состояния здоровья.

Представитель третьего лица — специалист отдела опеки и попечительства Куйбышевского района Департамента опеки, попечительства и социальной поддержки Администрации г.о. Самара Букреева Б.Н.

, действующая на основании доверенности, исковые требования истца поддержала частично, пояснив, что в целом предложенный ФИО1 порядок его общения с дочерью, не нарушает права и соответствует интересам ребенка.

Однако, учитывая возраст несовершеннолетнего ребенка, родительско-детские взаимоотношения и обстановку в семье, считают целесообразным установить в летний период времени сокращенный адаптационный период общения ребенка с отцом, а именно: в две недели, поскольку в настоящее время нс целесообразен длительный срок нахождения ребенка в непривычной для него обстановке.

Представители третьих лиц отдела опеки и попечительства Ленинского и Самарского районов Департамента опеки. попечительства и социальной поддержки Администрации г.о. Самара и Отдела опеки и попечительства района Соколиная гора г. Москвы в судебное заседание не явились, о времени и месте рассмотрения гражданского дела извещались надлежаще.

Выслушав доводы сторон процесса, показания свидетеля ФИО4, изучив материалы дела, суд приходит к следующему.

Судом установлено. что несовершеннолетняя ФИО3, ДАТА3 года рождения приходится дочерью ФИО1 и ФИО2.

Право суда, а не обязанность. О применении обеспечительных мер по спорам о детях на примерах судебной практики — Адвокат Виктория Дергунова

Зачастую родитель, который физически находится с ребенком в период спора, чинит другому родителю препятствия в общении с ним или вовсе скрывает его место нахождения, руководствуясь личными мотивами, а не интересами ребенка. Несмотря на то что некоторые адвокаты оправдывают подобное поведение родителя его «усмотрением», т.е.

принятием конкретных (ситуативных) решений в отношении ребенка в жизненной ситуации, связанной с осуществлением родительских прав[1], тем не менее следует признать, что какие бы формы и объяснения не имело злоупотребление родительскими правами, в любом случае оно представляет собой нарушение прав и законных интересов не только другого родителя, но и самого ребенка, находящегося в зависимом от него положении.

В то же время интересы ребенка на период нахождения дела в суде являются приоритетом, требующим в случае их нарушения принятия мер по их обеспечению.

И хотя введенный[2] механизм защиты прав и законных интересов ребенка и добросовестного родителя в виде предоставления суду возможности по ходатайству родителей (одного из них) определять место жительство ребенка и (или) порядок осуществления родительских прав на период до вступления в законную силу судебного решения (ч. 3 ст. 65, ч. 2 ст. 66 СК РФ, ч. 6.1 ст.

152 СК РФ) в определенной степени благоприятно сказался на процессе рассмотрения дел данной категории, тем не менее при его использовании адвокатам следует учитывать некоторые особенности его реализации на практике.

Читайте также:  Адвокаты и бухгалтеры будут информировать Госфинмониторинг?

Пробел в законе

Предоставление судам права применять обеспечительные меры в спорах родителей о детях только в предварительном судебном заседании не означает невозможность их применения на других стадиях рассмотрения дела в суде в соответствии со ст. 139 ГПК РФ.

Исходя из опыта адвокатской деятельности автор знает случаи, когда вынесение подобного определения на стадии предварительного судебного заседания не требуется, однако в ходе рассмотрения спора обстоятельства меняются, родитель, с которым находится ребенок или которому удалось забрать его на период судебного процесса, начинает вести себя недобросовестно путем чинения препятствий в общении с ним другому родителю, сокрытии его места нахождения, затягивания процесса рассмотрения дела[3].

В подобной ситуации ограничение суда в праве выносить определение о принятии обеспечительных мер в спорах родителей о детях только стадией досудебной подготовки дела к разбирательству являлось явно неоправданным и практически неприемлемым, не учитывающим действительные потребности ребенка и добросовестного родителя и не обеспечивающим полную защиту их прав и законных интересов от любого рода злоупотреблений и нарушений со стороны другого участника спора, на что начали указывать сами суды[4]. Таким образом, на ч. 6.1. ст. 172 ГПК РФ в полной мере распространяются положения ст. 139 –146 ГПК РФ.

Заключение органа опеки и попечительства

Семейное законодательство говорит о том, что участие органа опеки и попечительства при вынесении судом определения является обязательным, в то время как ст.

152 ГПК РФ указывает еще и на необходимость предоставления ими «положительного заключения», в то же время, не уточняя, должно ли оно представляться в виде отдельного письменного документа или достаточно мнения, высказанного их представителем в суде с одновременным занесением его в протокол судебного заседания при рассмотрении соответствующего ходатайства стороны.

Так, в одном из Апелляционных определений Московский городской суд указал на допустимость вместо запроса специального письменного заключения трех органов опеки и попечительства заслушать мнение их представителей с отражением его в протоколе судебного разбирательства при вынесении определения о принятии обеспечительных мер судом, в связи с чем даже ненадлежащее оформление полномочий одного из них не является основанием для отмены определения суда[5].

На практике суды чаще всего по аналогии применяют положение ст.

78 СК РФ, указывающие на то, что любое заключение, которое орган опеки и попечительства представляет в суд, должно быть составлено в письменной форме, и поэтому откладывают рассмотрение дела, поручая им составить требуемое заключение на основании акта обследования жилищно-бытовых условий родителей для вынесения определения по заявленному ходатайству[6].

Таким образом, действующая редакция п. 6.1. ст.

152 ГПК РФ фактически вынуждает органы опеки и попечительства представлять два, а порой и больше (в случаях, если, например, в ходатайстве соединено требование об определении места жительства ребенка с требованием об определении порядка общения с ним) заключений по спору (по требованиям, содержащимся в самом иске, и по требованиям, содержащимся в ходатайстве о принятии обеспечительных мер)[7].

  • Так, Московский городской суд, отменяя Определение Никулинского районного суда об определении порядка общения с ребенком матери, проживающей от него отдельно, указал на незаконность его вынесения в связи с наличием в материалах дела заключения органов опеки и попечительства только по вопросу определения места жительства ребенка, а не порядка общения с ним, явившегося предметом ходатайства родителя[8].
  • Причины отказа в принятии обеспечительных мер
  • Вследствие отсутствия в законе указания на наличие у суда права в случае дачи органом опеки и попечительства отрицательного заключения, оценить его и мотивированно не согласиться с ним со ссылкой на иные доказательства по делу в вынесенном определении по аналогии с порядком вынесения решения по существу разрешаемого спора, связанного с воспитанием детей[9], суды при несогласии с мнением органов опеки и попечительства (даже положительным) просто отказывают в принятии обеспечительных мер по делу, аргументируя это тем, что их принятие – это право, а не обязанность суда[10].
  • В качестве иных наиболее часто встречающихся в адвокатской практике автора причин отказа в удовлетворении ходатайств о принятии обеспечительных мер можно выделить следующие:
  • 1) отсутствие заключения органов опеки и попечительства[11];
  • 2) отсутствие нарушения прав заявившего ходатайство родителя[12];
  • 3) направленность ходатайства на фактические удовлетворение возникших спорных правоотношений сторон в целом[13].

Однако, с последним утверждением трудно согласиться, поскольку цель вынесения «временного» определения заключается в том, чтобы на время судебного разбирательства родители не были лишены возможности осуществлять свои родительские права.

Это является мерой, направленной на защиту родительских прав, независимо от продолжительности судебного разбирательства.

По завершении судебного разбирательства суд выносит окончательное решение, которое после вступления его в законную силу отменяет действие обеспечительных мер[14].

Подмена понятий

Отдельного внимания заслуживает такое основание как отсутствие соответствующих заявленных требований в исковом заявлении (например, требования о порядке общения с ребенком в споре об определении его места жительства или требования об определении места жительства ребенка с другим родителем[15]).

В то же время цель принятия обеспечительных мер заключается в том, чтобы на время судебного разбирательства родитель не был лишен возможности осуществлять свои родительские права, а решение суда было исполнимо после вступления в законную силу.

Такой возможности родитель может быть лишен в период разрешения спора как о порядке общения с ребенком, так и об определении его места жительства, в котором определение временного порядка общения является мерой, направленной на защиту не только родительских прав, но и прав ребенка, поэтому не должно зависеть от предмета спора, если он затрагивает вопросы его воспитания.

Особый интерес представляет отказ Таганского районного суда г.

Москвы в удовлетворении ходатайства об определении места жительства шестимесячной дочери по месту жительства матери до вступления в законную силу решения суда, на основании того, что временное определение места жительства ребенка на период спора возможно лишь в случаях, если известно его место жительства в принципе, а в момент рассмотрения указанного ходатайства малолетняя с матерью не проживала, по имевшейся информации находилась в неустановленном месте с отцом[16].

Таким образом, заявленное родителем ходатайство не было удовлетворено судом не потому, что в момент его рассмотрения он не смог определить «фактическое место жительства» ребенка согласно требованиям п. 6.1 ст.

152 ГПК РФ, так как оно было известно суду, а потому, что суду не было известно именно «фактическое место нахождения» ребенка, в то время как сам закон не разъясняет, что делать в случае, когда место, куда родитель увез ребенка в момент возникновения спора о его месте жительства или в период его рассмотрения, неизвестно.

В результате произошла подмена понятий «фактического места жительства» ребенка на его «фактическое место нахождения», что является недопустимым.

Представляется, что под фактическим местом жительства ребенка с учетом положений ст. 20 ГК РФ и положений постановления Правительства РФ от 17 июля 1995 г. № 713[17] следует понимать место, где ребенок всегда проживал или проживает с одним из родителей (т.е.

привычное место его проживания), независимо от места жительства второго родителя, или место, где он зарегистрирован на постоянное или временное место жительства, независимо от того, куда его увез родитель в момент возникновения спора или в период его рассмотрения и независимо от того, известно это место суду, органам опеки и попечительства, другому родителю. В этом случае тот факт, что «ребенок находится в неустановленном месте с ответчиком», свидетельствует лишь о том, что у ребенка не имеется иного места жительства, кроме установленного с матерью, так как неустановленное место пребывания родителя не может быть определено в качестве места жительства ребенка как соответствующее его интересам и не может быть признано направленным на достижение целей обеспечительных мер.

  1. ***
  2. Таким образом, для удовлетворения требования родителя о принятии обеспечительных мер адвокату необходимо обеспечить соблюдение следующих условий:
  3. 1) наличие обстоятельств, свидетельствующих, что изменение фактического места жительства ребенка на период до вступления в законную силу соответствующего судебного решения противоречит интересам ребенка[18];
  4. 2) участие органов опеки и попечительства в заседании (не обязательно предварительном) для дачи заключения, причем положительного[19];
  5. 3) учет мнения ребенка (в порядке ст. 57 СК РФ);

4) учет обстоятельств, перечисленных в абз. 2 п. 3 ст. 65 СК РФ;

  • 5) указания на возможность последующего пересмотра установленного места жительства или графика общения[20];
  • 6) существование угрозы неисполнения решения суда в случае непринятия обеспечительных мер[21];
  • 7) относимость к предмету спора[22];
  • 8) отсутствие нарушений прав родителя или ребенка вынесенным определением суда[23];
  • 9) наличие у родителя жилого помещения для совместного проживания с ребенком, в отношении которого он имеет основанные на законе права пользования (проживания)[24].

[1] Громоздина М. В. Осуществление родительских прав при раздельном проживании родителей по законодательству Российской Федерации.

[2] Федеральный закон от 04.05.2011 № 98-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // РГ. 2011. 6 мая.

ВС: Порядок общения ребенка с проживающим отдельно родителем должен быть мотивирован

29 января Верховный Суд РФ вынес Определение по делу № 18-КГ18-223 об определении места жительства ребенка и порядка его общения с родителем, проживающим отдельно, а также о взыскании алиментов.

Как суды искали компромисс

Олеся Новожилова и Максим Веретельников проживали одной семьей без регистрации брака, воспитывали их общего малолетнего сына. До июня 2017 г. ребенок проживал с матерью, а когда отношения родителей прекратились, отец забрал его к себе.

В связи с этим женщина обратилась в суд с иском об определении места жительства ребенка, взыскании с ответчика алиментов на его содержание, а также установлении порядка общения ребенка с отцом – 5 часов по четным числам месяца, по месту проживания матери с правом посещения общественных мест в ее присутствии до достижения ребенком трех лет, а после – без нее. При этом Олеся Новожилова добавила, что ответчик удерживает ребенка у себя и препятствует ей общаться с сыном.

Читайте также:  Заява про залучення співвідповідача

В свою очередь Максим Веретельников подал встречный иск, в котором просил суд оставить ребенка с ним, а в противном случае – определить порядок общения ребенка с ним иным образом.

Так, он предложил установить, что отец вправе проводить с сыном по своему выбору любые 4 дня в неделю по 12 часов с правом посещения им места жительства отца, а также общественных мест в отсутствие матери.

Также отец требовал, чтобы ребенок по достижении двухлетнего возраста дважды в неделю ночевал у него, а также находился у него в периоды нахождения матери в лечебных учреждениях и иных случаях ее отсутствия.

Периоды общения с ребенком в праздничные дни истец предлагал разделить между родителями поровну, с ежегодной ротацией, а также добавил право ежегодно проводить с сыном один летний месяц по своему выбору для его отдыха и оздоровления.

Представитель органа опеки и попечительства в судебном заседании поддержал требования истицы.

Суд частично удовлетворил оба иска: определил проживание ребенка с матерью, которая находится в отпуске по уходу за ребенком до достижения им трехлетнего возраста, и взыскал с отца ежемесячные алименты на содержание сына, а порядок общения с отцом определил в соответствии с предложенным им графиком как отвечающий интересам обоих родителей и ребенка.

Олеся Новожилова была также предупреждена о том, что нарушение установленного судом порядка общения ребенка с отцом влечет административную ответственность, а в случае злостного невыполнения решения ребенок может быть передан отцу. Данное решение устояло в апелляции.

Позиция высшей судебной инстанции

Не согласившись с решениями судов в части порядка общения отца с ребенком, истица подала кассационную жалобу в Верховный Суд РФ, который пришел к выводу, что судебные акты приняты с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

В частности, Суд указал, что в нарушение ч. 4 ст. 76 ГПК РФ в процессуальных документах не были приведены выводы суда относительно предложенного заявительницей порядка общения ребенка с отцом, а также мотивы, которыми руководствовался суд, отдавая предпочтение графику, предложенному Веретельниковым.

«Такие юридически значимые обстоятельства, как режим дня малолетнего ребенка, удаленность места жительства отца от места жительства ребенка, режим работы ответчика, его возможность оставаться с малолетним ребенком на указанное время, а также круг близких родственников ни судом первой, ни судом апелляционной инстанций установлены не были», – сообщается в определении. ВС добавил, что при определении порядка общения ребенка с отцом мнение органов опеки и попечительства первой инстанцией не выяснялось.

Кроме того, отметил Суд, апелляция проигнорировала заключение отдела по вопросам семьи и детства районной администрации, в котором указывалось, что график Веретельникова, по сути, является графиком проживания ребенка и недопустимым форматом опеки, поскольку ведет к формированию амбивалентного восприятия ребенком реальности, двойным стандартам и формированию навыков манипулирования родителями, а также лишает ребенка чувства «настоящего дома». Таким образом, ребенок вынужден жить на два дома и приспосабливаться к двум разным бытовым укладам и разным требованиям, что создает для него неврозогенную ситуацию.

В определении подчеркнуто, что при таких обстоятельствах вывод суда о том, что порядок общения отца с малолетним ребенком отвечает интересам последнего, нельзя признать правильным, в связи с чем принятые ранее процессуальные решения в указанной части подлежат отмене, а дело – пересмотру.

Мнения экспертов «АГ»

Комментируя «АГ» определение ВС, директор КА «Презумпция», адвокат Филипп Шишов отметил, что в нем закреплены очень интересные критерии, которые должны были учитываться судами по спорам о месте проживания и воспитании родителями совместного малолетнего ребенка.

При этом он обратил внимание и на конкретизацию критериев, по которым отец и мать, равноправные согласно Семейному кодексу РФ, осуществляют родительские права в отношении общего ребенка. «Мать, по мнению Верховного Суда, в этом случае имеет явное преимущество, – добавил адвокат.

– Конечно, это прямо не указано в определении, однако дает некий “месседж”, четкий сигнал нижестоящим судам».

Филипп Шишов добавил, что в России нет прецедентной системы права, как в Англии или США, однако не следует забывать о заложенном в гражданское процессуальное законодательство принципе единообразия судебной правоприменительной практики ВС, согласно которому решения высшей судебной инстанции по конкретным делам не могут различаться при аналогичных юридически значимых обстоятельствах (п. 3 ст. 391.9 ГПК).

Адвокат Самарской областной коллегии адвокатов Светлана Старостина поддержала позицию ВС. «Судебная практика рассмотрения данных споров свидетельствует, что в большинстве случаев выводы суда являются общими и абстрактными», – пояснила она.

При этом эксперт добавила, что форма выражения предписаний ВС по конкретным делам имеет казуальный характер, поэтому такие решения следует отнести к судебному прецеденту: «Решения ВС по конкретным делам становятся образцом разрешения правовых вопросов, на который ориентируются другие судьи, предопределяя, таким образом, направление всей судебной практики».

По мнению Светланы Старостиной, определение положительно повлияет на правоприменительную практику в части объективного исследования всех доказательств по делу, представленных сторонами судопроизводства.

«Как правильно отмечено в определении, выводы суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны быть общими и абстрактными, а должны быть указаны в судебном постановлении убедительным образом со ссылками на нормативные правовые акты и доказательства, отвечающие требованиям относимости и допустимости (ст. 59, 60 ГПК), – подчеркнула она. – В противном случае нарушаются задачи и смысл судопроизводства».

Адвокат Краснодарской краевой коллегии адвокатов Татьяна Третьяк также положительно оценила позицию ВС как направленную, в первую очередь, на соблюдение прав и законных интересов малолетнего ребенка.

«Суд справедливо отметил, что нижестоящими инстанциями было проигнорировано важное замечание органа опеки о том, что предложенный отцом график общения ребенка не просто изменяет его место жительства, а является недопустимым форматом опеки», – пояснила она.

По мнению эксперта, установленный судом график, по сути, не решил, а усугубил конфликт интересов родителей, поскольку мать, таким образом, оставалась в неведении, когда отцу захочется забрать ребенка, будет ли это удобно как ей, так и ребенку, и что в таком случае делать приставу-исполнителю, если отец заявит о создании ему препятствий в исполнении судебного акта. «Выбор отцом дней общения и периодов совместного проживания опять же ограничивается его усмотрением, и нет ни слова об интересах ребенка», – добавила адвокат.

График, предложенный матерью, Татьяна Третьяк считает адекватным и справедливым, с учетом возраста ребенка, распорядка дня и т.п.

По ее мнению, он не ограничивает отца в месте проведения времени с ребенком, а по достижении сыном трехлетнего возраста отец может спокойно видеться с ним в отсутствие матери.

«При повторном рассмотрении дела целесообразно разъяснить родителям, что график, который будет устанавливаться вновь, не является безусловным и может быть изменен по соглашению сторон или в судебном порядке в силу каких-либо обстоятельств, создающих неудобства ребенку и родителям, – пояснила эксперт. – Ребенок растет, у него формируется собственное мнение, меняется досуг и, как следствие, – потребность в частоте общения с тем или иным родителем, что так или иначе приводит к отступлению от графика».

Что касается дней рождения ребенка, родителей, их близких родственников, иных семейных праздников (об этом говорится в графике, предложенном отцом), Татьяна Третьяк добавила, что, как показывает практика, эти вопросы актуальны в случае, когда родители не смогли наладить диалог между собой и принципиально не уступают в таких вопросах при исполнении судебного акта. «Неопределенность в данном вопросе приводит к повторным судебным спорам и изменению графика, поэтому при ведении такой категории дел я всегда детально прописываю порядок общения с ребенком таким образом, чтобы это устраивало обе стороны», – отметила адвокат. Она также рекомендовала, определяя порядок общения с ребенком, предусмотреть случаи, когда тот не желает или по объективным причинам не может в определенный день видеться с отдельно проживающим родителем, чтобы не подвергать ребенка насильственному общению, стрессу и отрыву, например, от учебы или лечения.

По мнению адвоката, определение ВС указывает правоприменителям на недопустимость при разрешении спора о порядке общения с ребенком абстрактно мотивировать свои решения и идти на поводу у родителей, которые не могут четко определиться со временем встреч, выставляя удобный исключительно для себя график по типу «когда хочу, тогда общаюсь», а также игнорировать возраст малыша и влияние длительной смены жилищно-бытовых условий на его развитие.

В свою очередь адвокат АП г. Москвы Марина Пронина обратила внимание, что все обстоятельства гражданского дела, по которому принято решение ВС, неизвестны.

«На мой взгляд, решение первой инстанции и апелляционное определение отменены Верховным Судом по формальным обстоятельствам, – пояснила она.

– Безусловно, если исходить из содержания определения, судебными органами были допущены нарушения процессуального законодательства. Однако в данном случае хочется не согласиться даже не с судебными актами, а с позицией органа опеки».

По мнению эксперта, вывод о том, что установленный ребенку и отцу порядок общения является «недопустимым форматом опеки», не выдерживает критики.

«Непонятно, кто и как определяет количество времени, которое ребенок должен проводить с родителем, проживающим отдельно, чтобы это не создало у ребенка двойственного восприятия реальности.

Или все же формирование у ребенка правильного восприятия реальности зависит не от количества, а от качества общения с родителями?» – задается вопросами адвокат.

Если суд при вынесении решений о порядке общения с ребенком станет исходить из позиции, что общение ребенка с родителем необходимо «дозировать», дабы не создать у ребенка двойственного восприятия реальности, считает Марина Пронина, это может привести к нарушению права родителя, проживающего отдельно, на общение с ребенком, что недопустимо, поскольку мама и папа равноправны.

Ссылка на основную публикацию